В последние годы главными направлениями во взаимоотношениях некоторых южноамериканских стран с Россией, Китаем и Ираном были совместные действия, займы и продажа вооружений. Влияние указанных трёх стран в регионе было ограниченным, поскольку, помимо всего прочего, США стали уделять меньше внимания южной части континента, как считают лидеры южноамериканских стран и аналитики.
Хотя всего каких-то несколько лет назад связи с вышеупомянутыми тремя странами были практически на нуле, сейчас они активно развиваются.


Некоторые круги смотрят с подозрением на новых партнёров, но правительствам определённых стран эти отношения кажутся плодотворными и вполне подходящими, как это видно на примере Венесуэлы, Боливии и Эквадора, чьи руководители находятся в идеологическом противостоянии с США и считают себя последователями «Социализма XXI века». 


Грэйс Харамильо (Grace Jaramillo), координатор по изучению истории международных отношений латиноамериканского факультета общественных наук со штаб-квартирой в Кито, сказала, что к 2010 году «отношения этих стран с Венесуэлой, Боливией и Эквадором будут углубляться в определённых областях, таких как энергетика, вооружения и технологическое сотрудничество, однако я не думаю, что эти отношения будут процветать».


Исследователь пояснила, что южноамериканские страны «не в состоянии эффективно сломать такие барьеры как удалённость, сложность и требования этих новых рынков».
Она добавила, что сближение с ними оправданно, поскольку США «слишком сильно удалились от Латинской Америки, что после 1994 года, когда при активном содействии Вашингтона был разработан план создания Зоны свободной торговли, США фактически ничего не сделали».


С тех пор, добавила Харамильо, «для Латинской Америки не было разработано ни одного проекта. Приоритетными направлениями для Белого Дома стали Ближний Восток, страны юго-восточной Азии, Китай, потом Европейский Союз. Латинской Америки, похоже, в этом списке нет».


«Пока это происходит, Китай, Россия и Иран исполнены решимости искать сближения с этим континентом. И у каждой из этих стран имеются на то свои причины. Китай в основном заинтересован в природных ресурсах; Россия – в продаже вооружений, а Иран – в том, чтобы избежать увеличения в международных организациях голосов, осуждающих тегеранский режим», добавила она.


В сентябре этого года Россия открыла для Венесуэлы кредитную линию на 2,2 миллиарда долларов для приобретения танков и ракет класса «земля-воздух». А до этого Каракас закупил в России вертолётов, истребителей и автоматов Калашникова на 4 миллиарда долларов.


Отношения между правительствами Венесуэлы и Ирана находятся на подъёме с 2005 года, особенно в торгово-экономической и финансовой областях, с момента избрания президентом Исламской Республики Махмуда Ахмадинеджада. Оба лидера неустанно заявляют о взаимном расположении, основанном, среди прочего, на всё возрастающих антиамериканских настроениях.

 

Эквадор также проявил большую заинтересованность в развитии торгово-экономических и технологических связей с Ираном и в закупке российских вооружений. Он также хотел бы взаимодействовать с Россией в области нефтедобычи.
Если говорить о Перу, то министр обороны заявил 8 декабря, что его страна приняла «окончательное» решение о закупке танков в Китае.


Джой Олсон (Joy Olson), исполнительный директор вашингтонского Бюро по вопросам Латинской Америки (английская аббревиатура – WOLA), заявила: «Для поддержания своего экономического роста Китаю необходимы природные ресурсы, которые он ищет в том числе и в Латинской Америке. Благодаря этому развиваются отношения, идут инвестиционные потоки, но Китай не преследует цели укрепления политического влияния в Латинской Америке, его влияние растёт в экономическом плане».


Олсон пояснила, что на это указывают «не только изменения динамики власти на латиноамериканском континенте, но и во всём мире, где США перестали играть главенствующую роль».
«Понятно, что определённые страны конкурируют с США во многих областях, в политическом влиянии и, конечно же, в экономическом развитии», подчеркнула она. 


Бывший министр иностранных дел Боливии Хавьер Мурильо де ла Рока (Javier Murillo de la Roca) охарактеризовал отношения с Россией как «весьма положительные», поскольку обе страны намерены осуществить интересные проекты в области добычи и переработки газа. Дипломат напомнил, что в ходе последней поездки Эво Моралеса в Москву обе стороны подписали соглашение о займе в 100 миллионов долларов  на закупку военной техники и замену устаревшего вооружения, включая президентский самолёт.
Со своей стороны Бразилия давно поддерживает тесные отношения с Россией, Китаем и Ираном.


Говоря об Иране и его связях с Бразилией, Рэй Волсер (Ray Walser), специалист по латиноамериканским странам в вашингтонском Heritage Foundation заметил: «Я не думаю, что те, кто говорят о присутствии Ирана в Западном полушарии, считают, что с Бразилией у него самые тесные отношения».


Что касается остальных южноамериканских стран, то их связи с Россией, Китаем и Ираном не столь значительны и могут распространяться на область торговли и каких-то совместных проектов или вообще быть чисто номинальными.