Как много изменений может произойти за одно десятилетие! Десять лет назад страны Латинской Америки и Карибского бассейна вошли в новый век в состоянии сильной неуверенности.

Азиатский финансовый кризис и дефолт в России создали весьма безрадостный фон. Даже после того как финансовые рынки Азии стабилизировались, Латинская Америка оставалась в затруднительном положении. В 2001 году экономика Аргентины рухнула в результате самого глубокого в истории кризиса неплатежей. Чтобы избежать подобной участи, Бразилия договорилась с Международным Валютным Фондом о выделении ей кредитной линии в 30 миллиардов долларов - рекордная сумма за всю историю существования этой кредитной организации.

Сегодня ситуация принципиально иная. Кризис неплатежей теперь затронул другие регионы, но не Латинскую Америку. Бразильские чиновники отмечают, что их страна из заемщика превратилась в заимодавца. Недавно впервые в истории Бразилия предоставила заем в размере 10 миллиардов долларов главному мировому кредитору – МВФ.

Это выглядит особенно обнадеживающим, учитывая, что на континенте недавно случился самый сильный экономический спад за последние 80 лет. И хотя экономический рост в целом по Латинской Америке будет отрицательным и составит в среднем 2-2,5% в 2009 году (прежде всего из-за плохих показателей Мексики) ожидается, что в 2010 году он превысит 3%.

Кажется, худшие времена для континента уже прошли. Бразилия, вместе с другими странами с бурно развивающейся экономикой, идет в первой шеренге стран, выходящих из кризиса. Латиноамериканские нетто-экспортеры, в первую очередь Аргентина, Бразилия, Чили и Перу, восстанавливают позиции благодаря хорошим ценам на сырье, спрос на которое постоянно растет, в первую очередь со стороны азиатских стран.

Выход из кризиса, рост и укрепление экономики усилили политическое влияние латиноамериканских руководителей в мире. Большая «двадцатка» (G-20), в которую входят Аргентина, Бразилия и Мексика, официально заменила большую «семерку» (G-7) в качестве главной платформы координации экономической политики. Также предполагается предоставить странам с динамичной развивающейся экономикой бóльшие права при выработке и принятии решений МВФ и Всемирным Банком.

Разумеется, влияние, завоеванное благодаря немалым усилиям, отнюдь не означает, что все остальные проблемы Латинской Америки исчезли сами собой. Чтобы эффективно преодолеть последствия кризиса и уверенно войти в послекризисную эпоху, необходимо увеличивать конкурентоспособность.\

Многие реформы, благодаря которым интеграционный процесс приобретает особую ценность – начиная с инфраструктуры и бизнес-логистики и заканчивая повышением образовательного уровня и правами собственности – отстали на целые годы и сейчас востребованы как никогда.

Расходы на логистику составляют около 10% от стоимости товара в промышленно развитых странах, однако на нашем континенте они колеблются от 15% в Чили до 34% в Перу.

Континенту также следует развивать отношения самыми разными рынками, а не быть замкнутым исключительно на рынок США. Как указал председатель Всемирно Банка Роберт Зеллик (Robert Zoellick), «многополярная экономика менее зависимая от американского потребителя станет более стабильной мировой экономикой». Например, 80% экспортных поставок Мексики, наиболее пострадавшей от кризиса латиноамериканской страны, привязаны к рынку США.

Наш континент не может и дальше заниматься экспортом одного и того же, а именно – сырья. К произведенному товару необходимо добавлять новые свойства, создавать новые виды продуктов, а для этого необходимы инновации.
Однако количество патентов в Латинской Америке – это капля в море по сравнению с тем, сколько выдается изобретателям в Южной Корее, Китае, Индии или Сингапуре. Высшие учебные заведения не связаны с реальной экономикой. За исключением Бразилии, страны Латинской Америки инвестируют намного меньше рекомендуемого 1% от ВВП в научно-исследовательскую деятельность.

В докризисный период на континенте впервые за последние 30 лет стали намечаться прогрессивные преобразования в социальной сфере, имевшие целью покончить с многолетним неравенством. В период с 2002 по 2008 год 60 миллионов человек были выведены из состояния бедности. И тем не менее, мы до сих пор не можем предоставить равные возможности всем нашим гражданам.

Несмотря на все вышеперечисленные трудности, Латинская Америка находится в лучшем положении, чем в эпоху падения цен на экспортную продукцию и кризис внешнего долга 70-х, после которых  наступила печально знаменитое «потерянное десятилетие» 80-х.

Обладая прочной экономической основой, эффективными инструментами регулирования и финансового надзора, бюджетным профицитом и большими международными резервами, наш континент выходит из нынешнего кризиса без массовой девальвации национальных валют, краха банковских учреждений, невыплаты долговых обязательств, всплеска инфляции или бегства капитала.
 
Другими словами, страны нашего континента извлекли должные уроки из прошлого и нацелены на лучшее будущее. Но никто не может гарантировать возврата к высоким  показателям роста последних  лет. Необходима хорошо продуманная политика, работающая на долгосрочную перспективу, причём проводниками такой политики должны выступать лидеры, способные предвидеть развитие событий. Таким образом мы сможем добиться того, что наступающее десятилетие станет эпохой процветания для всех латиноамериканских стран.