Около столетия тому назад западные лидеры боялись, что Россия будет экспортировать революцию. Сегодня, по крайней мере, в Латинской Америке, их больше беспокоит то, что Россия экспортирует свои проблемы с азартными играми. В июле прошлого года  Москва запретила казино на большей части своей территории, отведя многомиллиардной индустрии азартных игр участки в Сибири. После этого отрасль пытается возместить потерянные прибыли в Европе и в Латинской Америке. И нравится это далеко не всем.

"Боливия это рай для компаний азартных игр", - раздраженно говорит Марко Антонио Карденас (Marco Antonio Cardenas), занимающий должность директора Национальной лотереи Боливии, которая также регулирует деятельность казино. По его словам, за прошедший год масштабы деятельности компаний азартных игр в стране почти удвоились. Сейчас на 9 миллионов человек ее населения приходится 80 с лишним казино и около 10000 игровых автоматов. Карденас считает, что увеличение иностранных инвестиций в эту отрасль объясняется мягкими правилами, существующим в Боливии. Когда компания азартных игр получает разрешение на деятельность, количество казино и игорных домов, которые она может открыть в стране, никак не ограничивается. (Другие страны, ограничивают количество открываемых казино соразмерно численности населения.)

Свободная конкуренция, существующая на игорном рынке в Боливии, это хорошая новость для таких компаний как московская Ritzio International. Это крупнейший оператор казино в Восточной Европе. Ежегодный оборот компании, имеющей 1000 объектов азартных игр по всему миру, составляет 1,2 миллиарда долларов. Российский гигант является  основным акционером и держателем контрольного пакета акций компании Lotex S.A. Ее 15 лилово-оранжевых казино Bingo Bahiti за последние два года стали неотъемлемой частью крупных городов Боливии. Внутри этих клубов главной достопримечательностью являются большие залы для игры в лото бинго. Но есть там и сотни призывно подмигивающих игровых автоматов, принимающих как доллары, так и боливиано. По словам представителей местных властей, казино редко бывают переполнены, но они все равно стабильно привлекают посетителей.

Как говорят в компании Ritzio, ее международная экспансия вызвана отнюдь не ограничениями на игорный бизнес в России. "Закон с запретом усилил процесс нашей интернационализации, но не радикально", - объясняет представитель компании, отмечая, что на момент объявления запрета в конце 2006 года у нее уже имелись активы в восьми странах. (Сегодня этих стран 15, включая Боливию, Перу, Колумбию и Мексику.)

Но другие представители этого бизнеса считают, что такой приток капитала напрямую связан с новыми российскими правилами. "Нелепо думать, что эти [игровые зоны в отдаленных местах, предлагаемые российским законодательством] будут быстро построены и начнут действовать, - заявил в июле агентству Reuters заместитель исполнительного директора Российской ассоциации развития игорного бизнеса Самоил Биндер, - те, у кого есть инвестиции для вложения в игорный бизнес, поняли, что им лучше вкладывать деньги где-нибудь в других местах бывшего Советского Союза или в Латинской Америке".

Игорный бум в Боливии не уникален. В этом году Мексика и Колумбия открыли новые мега-казино, принадлежащие русским. Несмотря на  экономический спад, быстро развивается игровой сектор в Чили. А столица Перу Лима известна теперь каждому путешественнику по Латинской Америке как прекрасное место для удовлетворения игрового азарта. Самый крупный бизнес казино среди латиноамериканских стран в Аргентине, и он ежегодно приносит доход в 4-5 миллиардов долларов.

Но Боливия это самая бедная страна на континенте, и многие удивляются, как инвестирование средств сюда может быть выгодным для российских бизнесменов азартных игр. По словам Карденаса, боливийские бедняки нечастые гости в залах игровых автоматов, но в стране достаточно людей с деньгами, которыми можно порой рискнуть, сделав ставку-другую. Президент Bingo Bahiti Хосе Мария Пеньяранда (Jose Maria Peñaranda) говорит о том, что  его казино доставляют людям удовольствие. "Бинго любят все, - заявил Пеньяранда журналу TIME, - мы предлагаем спокойную, безопасную и интересную форму развлечения".

Действительно, Боливия разрешает только "мягкие" азартные игры. Там нет ни крупных игроков, ни рулетки - только автоматы, запрограммированные на выигрыш как минимум на 80 процентов времени игры. (Это небольшой обман, потому что  в зале бинго победитель появляется после каждой игры, а в автомате выигрышем считается каждое движение рычага, увеличивающее ваш счет на 5 центов.) В прошлую среду пожилая женщина по имени Мэри Агилар (Mary Aguilar) ничего не выиграла, но она не очень-то расстроилась. "Я часто сюда захожу, - говорит она, - это хорошее времяпрепровождение".

Но не все убеждены в том, что новейшее увлечение Боливии столь безобидно, как кажется на первый взгляд. "Это опасная тема", - говорит окружной прокурор Санта-Круса Эктор Корнехо (Hector Cornejo), входящий в состав спецподразделения по борьбе с коррупцией и преступлениями в игорном бизнесе. Он и другие "знающие люди" - журналисты, следователи и чиновники - шепотом рассказывают о растущей русской мафии. Корнехо говорит о том, что  казино это место, через которое преступный мир отмывает свои деньги и ведет наркоторговлю. По его словам, с открытием казино выросла преступность в богатом боливийском городе Санта-Крус, хотя в детали прокурор вдаваться отказывается. Даже Карденас, не желающий осуждать тот сектор, которым он руководит, и тот вынужден признать: "Азартные игры, наркотики, проституция и оружие - все это взаимосвязано".

Власти больше беспокоит не открытая и вполне официальная деятельность казино, таких как Bingo Bahiti, а быстро расширяющаяся сеть заведений помельче, например, тех, что действуют под крышей компании Corhat. Адвокат Corhat Отто Риттер (Otto Ritter) утверждает, что ни одно из 67 игорных заведений компании в Боливии никак не связано с русскими, и что их быстрое развитие это результат применения хорошей бизнес-модели. "Это просто безобразные слухи, распространяемые для нанесения ущерба нашему бизнесу, - заявил Риттер TIME, - у нас нет русских инвесторов, и все, что мы делаем, вполне законно".

Но Карденас и Корнехо настаивают на том, что российские интересы в компании Corhat все же присутствуют. Эта компания через своего адвоката Риттера отвергает такие обвинения, однако сторож одного из игорных заведений Corhat в городе Санта-Крус говорит об обратном. "Боливийский директор это просто вывеска, - заявил он TIME на условии соблюдения анонимности, - здесь всем заправляют три парня из России". Вид штаб-квартиры самой компании не подтверждает претензии Риттера на законность ее деятельности. К окну ветхого офисного здания скотчем прикреплен лист бумаги с названием компании. Внутри нет и следа персонала: только голые стены и пустые столы.

Причиной, по которой Россия в 2006 году надела удавку на свою игорную отрасль, стал вывод министерства внутренних дел, связавшего игорный бизнес в Москве с преступной организацией в Грузии. Однако в Боливии ограничивать масштабы игорного бизнеса никто не собирается. В ее принятой недавно конституции деятельность этой отрасли разрешена. Похоже, что бизнесу азартных развлечений в этом регионе уготовано быстрое развитие: даже самая развитая в экономическом отношении Бразилия, и та в настоящее время  рассматривает вопрос об отмене давнего запрета на деятельность казино.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.