Барак Обама - четвёртый президент США, получивший Нобелевскую премию мира, продолжил таким образом традицию миротворчества, всегда обслуживавшую американские интересы.


Все четыре правителя оставили свой след в Латинской Америке, которая никогда никому не причиняла беспокойства, как в 1945 году охарактеризовал Западное полушарие военный министр Генри Л.Стимсон (Henry L. Stimson).
Учитывая позицию администрации Обамы по выборам в Гондурасе, состоявшимся в ноябре прошлого года, наверное, стоит немного вспомнить историю.

Теодор Рузвельт (Theodore Roosevelt)


Во время своего второго президентского срока Теодор Рузвельт заявил, что распространение белокожих или европейских народов  в течение прошедших четырёх веков находилось под угрозой из-за долгосрочных выгод, которыми пользовались народы, населявшие те земли, где указанное распространение происходило (несмотря на то, что могут подумать урождённые африканцы, филиппинцы и представители других осчастливленных народов, ставшие американцами).


Таким образом, для человечества было неизбежным и в большой степени даже желательным, чтобы американцев, в конце концов, стало больше, чем мексиканцев после того, как США завоевали половину Мексики. Кроме того, не стоило и надеяться на то, что техасцы подчинятся превосходству низшей расы.
Использование дипломатии канонерок для того, чтобы отнять Панаму у Колумбии и построить панамский канал тоже может рассматриваться как подарок человечеству.

Вудро Вильсон (Woodrow Wilson)

Вудро Вильсон - самый честный из всех президентов, удостоившихся Нобелевской премии мира и, возможно, наихудший для Латинской Америки. В ходе вторжения на Гаити, осуществлённого по его приказу в 1915 году, были убиты тысячи человек, фактически восстановлено рабство, а большая часть страны разрушена.


Чтобы доказать свою любовь к демократии, Вильсон приказал морским пехотинцам разогнать гаитянский парламент под дулами винтовок в качестве наказания за то, что депутаты отказались принять прогрессивное законодательство, разрешавшее американским корпорациям скупить эту страну в Карибском море. Проблема разрешилась, когда гаитянцы приняли Конституцию, навязанную Соединёнными Штатами и написанную под надзором американских морских пехотинцев, державших под прицелом составителей этого документа. Эти действия направлены на благо Гаити, заверил тогда арестованных парламентариев представитель Государственного департамента.


Вильсон распорядился о вторжении в Доминиканскую Республику, также движимый исключительно заботой о благосостоянии этой страны. Доминиканская Республика и Гаити попали под власть озверевших гражданских гвардейцев. Доброжелатель и идеалист Вильсон оставил в наследие обеим странам длившиеся десятилетиями пытки, насилие и нищету. Его действия легли в основу всей внешней политики США.

Джимми Картер (Jimmy Carter)


Для президента Джимми Картера права человека стали сердцевиной внешней политики. Роберт Пастор (Robert Pastor), советник Картера по вопросам национальной безопасности в Латинской Америке, пояснил, что существуют огромные различия между правами человека и политикой: к сожалению, Белый дом был вынужден поддерживать в Никарагуа режим диктатора Анастасио Сомосы (Anastasio Somoza), а когда это стало невозможным, держал в этой стране прошедших подготовку в США солдат Национальной Гвардии даже после того, как её бойцы совершали массовые убийства местного населения с такой жестокостью, какую не всякая страна применяет по отношению к своим врагам. По словам этого высокопоставленного представителя американской администрации, в ходе той резни погибло около 40 000 человек.


Согласно Пастору, объяснение этому достаточно простое и заключается в следующем: Соединённые Штаты не желали устанавливать свой контроль ни над Никарагуа, ни над какой-либо другой страной данного региона, но при этом старались не допустить, чтобы развитие событий вышло из-под их контроля. Белый дом хотел, чтобы никарагуанцы действовали самостоятельно, за исключением тех случаев, которые могли затронуть интересы США.

Барак Обама (Barack Obama)


Президент Барак Обама признал антиконституционный военный переворот, в результате которого в июне прошлого года был свергнут законно избранный президент Гондураса. Подобный шаг вызвал неприятие почти во всех странах Латинской Америки и Европы.


Как пишет газета New York Times, путч отразил огромное и всё возрастающее политическое и социально-экономическое расслоение.  В глазах немногочисленного высшего класса Гондураса президент страны Мануэль Селайя стал представлять угрозу тому, что данный класс называет демократией, а по сути своей есть не что иное, как сосредоточение власти в руках небольшой кучки наиболее крупных предпринимателей и влиятельных политических сил.


Селайя предпринял столь опасные меры как увеличение минимального размера заработной платы в стране, где 60% населения живет в бедности. Он должен был уйти.


США стали, пожалуй, единственной страной, признавшей ноябрьские выборы в Гондурасе, на которых победу одержал Пепе Лобо (Pepe Lobo). Выборы прошли, когда у власти находилось военное правительство и стали великим торжеством демократии, как считает посол США в Гондурасе Уго Льоренс (Hugo Llorens).
Признание результатов выборов также обеспечивает Вашингтону возможность использования находящейся на территории Гондураса военно-воздушной базы Пальмерола (Palmerola), чья ценность для Вооружённых Сил США возрастает по мере того, как им предлагают убраться из большинства стран Латинской Америки.


После выборов представитель Обамы при Организации Американских Государств (ОАГ) Льюис Анселем (Lewis Anselem) посоветовал отсталым латиноамериканцам признать военный переворот и поддержать США в реальном мире, а не в мире иллюзорных реалий.


Признав государственный переворот, Обама пробил своеобразную брешь. Американская администрация финансирует Международный Республиканский Институт (английская аббревиатура - IRI) и Национальный Демократический Институт (английская аббревиатура - NDI), призванные, вроде бы, способствовать развитию демократии.


IRI систематически выступает в поддержку военных переворотов, ставящих целью свержение законно избранных правительств, как, например, в Венесуэле в 2002 году и на Гаити в 2004 году.
NDI от этого удержался. Этот Институт впервые согласился направить своих представителей для наблюдения за ходом выборов, проводившихся в Гондурасе при так называемом фактическом военном правительстве. В отличие от ОАГ и ООН, которые предпочитают жить в мире иллюзорных реалий.


В силу тесных отношений, существующих между Пентагоном и Вооружёнными Силами Гондураса, а также огромного экономического влияния США на эту центральноамериканскую страну, Обаме было бы весьма несложно присоединиться к усилиям латиноамериканских и европейских стран в защиту демократии в Гондурасе.


Однако хозяин Белого дома сделал выбор в пользу традиционной политики.
В своём исследовании отношений между странами Западного полушария британский академик Гордон Коннелл-Смит
(Gordon Connell-Smith) пишет: пока ведутся разговоры о представительной демократии в Латинской Америке, у США есть интересы, которые имеют совершенно противоположную направленность и которым демократия нужна исключительно как набор процедур, особенно когда проводятся выборы, зачастую оборачивающиеся грязным фарсом.


Реально действующая демократия может отвечать чаяниям и потребностям народов, в то время как США больше обеспокоены созданием наиболее благоприятных условий для своих частных капиталовложений в зарубежные страны.


Чтобы не замечать подобных фактов, требуется немалая толика того, что иногда принято называть преднамеренным неведением.
Подобную слепоту надо бережно хранить, если мы хотим, чтобы государственное насилие продолжало идти своей дорогой и выполнять возложенные на него функции. И всегда на благо человечества, как в очередной раз напомнил нам Обама во время своей речи при получении Нобелевской премии мира.