В этом месяце исполняется год с момента разрыва Венесуэлой дипломатических отношений с Израилем, установленных в 1947 году. Решение о разрыве не явилось результатом одного из экспромтов, столь характерных для внешней политики Боливарианской Республики, а всего лишь очередным приступом праведного исламского гнева, умело направленного кубинским Министерством Иностранных Дел.
В разгар предвыборной кампании 1998 года боливарианский кандидат в президенты впервые отправился в Европу. При посредничестве Фиделя Кастро и благодаря усилиям полковника Вильяма Исарры (William Izarra) и Игнасио Кинтаны (Ignacio Quintana) произошёл первый официальный контакт с мусульманским миром в шикарном парижском отеле Plaza Athenee.


Совещание с представителями полковника Муаммара Каддафи впоследствии приведёт к встрече с самим Каддафи, с Саддамом Хусейном и, возможно, к тесному союзу с Исламской Республикой Иран.
Решение не имеет ничего общего с государственными интересами Венесуэлы. Преобладающие в Иране шииты, к которым примкнуло социалистическое боливарианское правительство, в результате чего получился странный симбиоз с социализмом XXI века, представляют из себя не только самую фанатичную и малочисленную секту в исламском мире, но также наиболее изолированную.


Кубинская дипломатия


Кубинское правительство стала первым в Латинской Америке, которое в силу своих идеологических установок и необходимости выживания начало в шестидесятых годах искать союза с наиболее непримиримыми противниками американского империализма, оказывает поддержку повстанческим движениям и использует антиамериканские настроения в бедных странах по всему миру, особенно в Африке, Латинской Америке и Карибском бассейне.


На практике «боливарианский джихад» есть продолжение этой внешней политики Кубы, под идеологическое влияние которой попала богатая нефтью страна, нанесшая себе серьёзный ущерб в результате отказа от использования наиболее профессионально подготовленной и культурной части населения.
В этом большом кубинском геополитическом проекте самым большим (и, как следствие, самым опасным) вкладом президента Чавеса являются его безумные планы по созданию Великой Колумбии.


Наступление


В течение нескольких десятилетий Куба была единственной латиноамериканской страной, поддерживавшей тесные отношения с Ираном, Суданом и Белоруссией. За исключением Белоруссии все остальные занесены в список государственного департамента США как страны, поддерживающие терроризм. Не является простым совпадением, что все они стали стратегическими союзниками боливарианского правительства. Финансовая помощь, оказываемая Венесуэлой Африке, особенно странам с преобладанием мусульманского населения, расположенным на западе континента, представляет из себя очередную попытку уже провалившейся политики Кубы по установлению своего присутствия в Африке. На этот раз Гавана делает это через подставную страну – Венесуэлу.


Игорь Сечин, правая рука Владимира Путина, бывший сотрудник КГБ СССР в Анголе во времена кубинской военной интервенции, в настоящее время является координатором военно-технического сотрудничества России с Венесуэлой, Эквадором, Боливией и Никарагуа. Он совершил четырех поездки в Каракас, а также побывал в Буэнос-Айресе, Ла-Пасе и Кито, но при этом всегда предварительно посещал Гавану.


«Белорус»


Ещё одним элементом в кубинском геополитическом проекте является Белоруссия. Всеми «военными вопросами» в отношениях с Белоруссией заведует Виктор Шейман, малоприятный тип, ветеран войны в Афганистане, бывший генерал российской армии, бывший сотрудник КГБ, а в настоящее время советник по вопросам безопасности и разведки при диктаторе Лукашенко.


Шейман был в Венесуэле по меньшей мере шесть раз. В марте 2007 года президент Чавес пригласил его в свою резиденцию в Баринасе. В 2008 году из компьютера, найденного у убитого лидера повстанческой организации «Революционные Вооружённые Силы Колумбии» (FARC) Рауля Рейеса (Raúl Reyes), были извлечены данные, согласно которым он встречался с «белорусом» (как называли Шеймана руководители повстанцев), выступавшего в качестве продавца ракет и боеприпасов.


Присутствие Шеймана в любой стране является столь компрометирующим, что даже само боливарианское правительство предпочитает держать в секрете его поездки в Венесуэлу. 22 декабря 2009 года вице-президент страны Рамон Каррисалес (Ramón Carrizález), разместил в отеле Meliá чрезвычайную венесуэльско-белорусскую комиссию по сотрудничеству, чтобы «следить и способствовать выполнению соглашений о сотрудничестве (…), являющимися результатом этого стратегического союза». Поскольку представители независимых СМИ не освещали заседание комиссии, не было и официальных сообщений о присутствии Виктора Шеймана ни на этой, ни на других встречах с высокопоставленными правительственными чиновниками.


«Боливарианский джихад» не имеет аналогов на Западе. Даже арабские страны поддерживают отношения с государством Израиль, не ставя под сомнение свою приверженность делу освобождения Палестины. Но отнюдь не это движет боливарианским правительством в его неуёмном фундаментализме, тихо и умело управляемым с одного островного государства в Карибском море.