Все пребывающие в здравом уме люди знают, что в истории были как войны между неравными силами, так и неравноправные договоры.


Более того, если произвести точное измерение всех элементов, составляющих понятие война, а именно: количество и боеспособность бойцов, огневая мощь, знание местности, боевой дух / готовность к самопожертвованию / фанатизм и т.д., то можно утверждать, что, все известные нам войны велись между неравными силами, за исключением,  быть может, начальной фазы боевых действий.
Нечто подобное происходит с договорами, которые заключаются, чтобы обеспечить мир, избежать конфликтов или покончить с ними, особенно в их самой острой форме, какой является война.

Как правило, получается так, что договаривающиеся стороны обладают различной степенью независимости и свободы. Например, одна из них фактически (не юридически) зависит, среди прочего, от метеорологических, экономических или политических факторов, которые ставят её в менее выгодные условия для ведения переговоров и заключения соглашений.

Неравенство и асимметрия

Итак, мы знаем, что войны между неравными силами и неравноправные договора являются неотъемлемой частью всемирной истории, а также то, что эта форма несправедливости в межчеловеческих отношениях достигла небывалого распространения и остроты за последние два века, в ходе освобождения народов от колониальной зависимости. Страшные по жестокости войны между неравными силами, неравноправные договоры между колониями и метрополиями. Но именно так создавались современные цивилизации.
Но вот уже в течение нескольких десятилетий стали говорить не столько о войнах между неравными силами (хотя они ведутся сплошь и рядом), сколько об «асимметричных» войнах.

И хотя изучение подобных конфликтов заслуживает отдельной книги, мы, исходя из объёма данной статьи, выделим лишь главное различие между первыми и вторыми. Как мы уже отмечали, война между неравными силами означает дисбаланс между элементами, которые входят в это понятие: живая сила, вооружения, боевой опыт, фанатизм противоборствующих  сторон.

Согласно классическому определению, асимметричная война предполагает применение одной из противоборствующих сторон любых средств борьбы, чтобы таким компенсировать дисбаланс имеющихся в распоряжении традиционных средств. Партизанская война, пассивное сопротивление, террористические акты, психологическая война, поддержка антиправительственных группировок и движений – всё это методы ведения асимметричной войны.

Исходя из приведённого выше определения асимметричной войны, напрашивается следующий вопрос: а существуют ли асимметричные договоры? И если существуют, то в чём они заключаются? Могут ли при подписании договора одна или даже обе стороны скрыть свои истинные цели и намерения? Как в асимметричных договорах определяются «терроризм», «поддержка антиправительственных группировок и движений», «скрытые цели» и т.д.?

Одним словом, известны ли случаи договоров, из которых одна или обе стороны извлекали не оговоренную предварительно выгоду? Кто кого обманул, кто позволил себя обмануть? Несомненно, истории известны случаи подписания подобных асимметричных документов.
Они подписывались задолго до того, как возникло понятие асимметричной войны, и имели такие же далеко идущие последствия, как сама война, даже война мировая.

Возникновение коммунистической системы, то есть Советского Союза и его сателлитов, было связано с тремя такими асимметричными соглашениями: Рапалльский договор, подписанный Германией и Советской Россией в 1922 году; Пакт о ненападении между СССР и Германией от 1939 года, а также Ялтинские соглашения, подписанные в 1945 году Советским Союзом, Великобританией и США. Именно эти соглашения в значительной мере определили дальнейший ход мирового развития.

Но история знает и другие примеры асимметричных пактов, которые имели место не в реальной жизни западной цивилизации, а в воображении народов, из которых она состоит. Это сделки, которые люди заключали с дьяволом.
Эти сделки, повторяю, которые были известны в указанной цивилизации с давних времён и ещё живы в сознании нашего народа. Суть их сводится к следующему: человек продал свою душу дьяволу в обмен на  земные блага и богатство.
Благодаря Гёте, Томасу Манну, Шамиссо и другим европейским авторам, мы все знаем неравноправные условия, зафиксированные в этих сделках.

Отдельно взятый человек, действующий по собственной воле или от имени целого народа, к которому он принадлежит, или же от имени подобных себе (бедняков, мечтателей, обладающих определённым даром) продаёт свою душу дьяволу, обрекая её на вечные мучения в аду, в обмен на то, что Князь мира сего даст им такие блага, какие ни один из живущих на земле дать не сможет.

В подобных договорах присутствует явное неравенство, поскольку дьявол имеет неограниченные возможности (в буквальном смысле слова), да и  сам он бесконечен во Вселенной, в то время как человек, какой бы мощью он ни обладал, не более чем песчинка в этом мире.
Но гениальность Гёте как раз в том и состоит, что он исподволь показывает нам асимметричность совершённой сделки: Фауст не погубит свою душу, если дьявол не сможет дать ему то, что он сумел скрыть между строк. Вот он, момент истинного наслаждения! Одним словом, как принято говорить в народе, Фауст «нагрел» нечистого.

Красный Фауст


Думаю, что все мои читатели прекрасно поняли, что в данной статье я вёл речь о договоре, или договорах, которые представитель рода человеческого Уго Чавес только что подписал с Владимиром Путиным, всемогущим падшим ангелом реального коммунизма и главным демоном самой дикой формы капитализма и самого жестокого неоимпериализма.
Подписав сделку, он заполучил контракты, позволяющие ему закупить оружие этого режима. Он одержим желанием отдать нашу нефть в обмен на возможность вооружиться до зубов.

Он не потерял ничего из того, что могло нанести ущерб его общеизвестной репутации врага демократии и свободы народов. А что же выиграл Чавес? Какова цена продажи нашей души, которую, как ему кажется, он представляет?

Не дай нам Бог превратиться в народ, стремящийся к обладанию ядерным оружием и завоеванию «внеземного пространства», как выражается Чавес. А как там у нас обстоят дела с земными радостями, здесь и сейчас? Как там у нас с электричеством, обеспечением безопасности,  здравоохранением? Одним словом, с нашими самыми насущными потребностями?