Исторический атлас «поплыл» перед глазами бразильского президента Лулы. Находясь в пятницу в Москве, он поведал недоумевавшему президенту РФ Дмитрию А. Медведеву о том, что «большую часть своей молодости выступал против вторжения советских войск в Афганистан».

Странно как-то получается. Когда в 1979 году советские войска вошли в Афганистан, Луле, родившемуся в 1945 году, шёл уже четвёртый десяток. Странно он измеряет, однако, свою молодость. Тем более странно выслушивать его заявления и критику экспансионистских устремлений СССР принимающей его российской стороне.

Ещё более удивительными показались российскому лидеру слова его южноамериканского коллеги, сказавшего, что в одной статье афганского министра сельского хозяйства он прочитал, что «мир в Афганистане называется Embrapa (Бразильский Центр Сельскохозяйственных Исследований), поскольку в тот день, когда в Афганистане появится подобное сельскохозяйственное учреждение, занимающееся вопросами производства продовольственных продуктов для населения, в этой стране наступит мир».

Наверняка Лула руководствовался благими намерениями, выражая пожелания мира и благоденствия стране, вот уже три десятилетия подряд живущей в обстановке войны. И всё же, они имеют определённую практическую направленность: по распоряжению президента страны Бразилия направила в Афганистан специалистов в области сельскохозяйственного производства.

Посевные работы

Помимо посевных работ в пустынях и горной местности, а также на изуродованной бомбёжками земле Афганистана, бразильский сельскохозяйственный проект преследует ещё одну труднодостижимую цель, а именно: «прописаться» (совершенно не вовремя) на территории, которую с огромным трудом пытаются «освоить» США и западные страны. И Российская Федерация тоже.

Таким образом, заявление Лулы (в мягкой форме намекавшее на то, чего русские не сделали в Афганистане) вызвало мало радости у Медведева. Убедительным доказательством этого может служить то, что уставший от прослушивания перевода выступления Лулы с португальского языка на русский, Д.Медведев прервал его, предложив продолжить обмен мнениями по афганской проблематике «впоследствии, по телефону».

Российская реакция на бразильскую оплошность? Не имеет значения. В любом случае ляп допустил Лула. И уж наверняка найдутся желающие припомнить пятничную осечку, когда другие будут восторженно расписывать визит главы Бразилии в Тегеран. Начиная с субботнего вечера, Лула да Силва будет убеждать иранского президента Махмуда Ахмадинеджада в необходимости исполнять распоряжения Международного агентства по атомной энергии и допустить международных инспекторов для проверки национальной ядерной программы, вызывающей подозрения относительно своей мирной направленности.

Мегаломания

Луле свойственна определённая мания величия, ведь он возглавляет страну, стремящуюся сыграть свою игру на сложном политическом поле Азии. При этом многие склонны рассматривать пятничное неудачное выступление в Москве как очередное доказательство этой мегаломании.

В ту же пятницу, чем-то до боли напоминая ещё одного «великого» деятеля Уго Чавеса, Лула громогласно заявил, что на 99,9% уверен в успехе своих посреднических усилий и переговоров с президентом Ирана. «У меня за плечами более чем тридцатилетний опыт ведения политических переговоров, я буду говорить со своим другом Ахмадинежадом», заявил Лула, уповая, по всей видимости, на опыт своей деятельности в качестве профсоюзного вожака.

Но президент Медведев не принял всерьёз эти самоуверенные прогнозы, заявив безо всяких обиняков представителям прессы, что, по его мнению, шансы успешного завершения встречи Лулы с иранским президентом «не превышают 30%». Может быть, прислушавшись к этим невесёлым прорицаниям из Москвы, министр иностранных дел Бразилии Сельсу Аморим (Celso Amorim) решил упредить события и вылетел в Тегеран один и на два дня раньше. Может быть для того, чтобы исправить возможные оплошности своего президента.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.