Президент Бразилии утверждает, что соглашение о ядерном топливе с Ираном, при заключении которого он выступил посредником, помогло его стране наконец стать одной из держав мирового значения.

Но почти весь почёт, адресованный Бразилии, вполне может быть переадресован лично Луису Инасьо Луле да Силве. Этот лидер, известный своей популярностью как на родине, так и за границей, вскоре уступит место своему менее знаменитому преемнику, а сам ищет себе новые задачи.

 «Конечно, для Лулы это целая уйма заработанных очков в политическом плане», — считает Кристофер Гарман (Christopher Garman), возглавляющий отдел Латинской Америки в консалтинговой фирме Eurasia Group (Вашингтон) — «Он просто здорово подвёл итог своему выступлению в качестве президента: применил личный политический капитал, и теперь к нему прислушиваются на Ближнем Востоке».

Силва давно вызывает восхищение — типаж латиноамериканского левого, испытавшего влияние марксизма, но в качестве президента проводившего дружественную по отношению к рынку политику, чем буквально очаровал инвесторов. Он разговаривает весело и без обиняков, чему научился в бытность профсоюзным лидером; он находил общий язык и с Джорджем Бушем-младшим, и с Уго Чавесом, он перешучивался с Бараком Обамой и крепко обнимался с Махмудом Ахмадинежадом.

Заключённую сделку Силва позиционировал как победу своего народа и победу Турции — ещё одной «новой» державы, выступившей против совместных попыток США и Европы наложить на Иран санкции за обогащение ядерного топлива. По мнению аналитиков, их позиция облегчила Ирану компромисс, который выглядел бы как капитуляция, если бы при нём посредничала менее дружественная страна.

Силва давно требует, чтобы развивающимся странам предоставили больше веса на международной арене и в ООН, где сейчас господствует горстка стран — постоянных членов Совета безопасности.

 «Бразильская сторона считала, что возможность договориться есть» — сказал Силва, выступая в понедельник в своей еженедельной радиопередаче — этот выпуск записывался в Тегеране после заключения сделки. — «Думаю, что сегодня дипломатия победила. Думаю, что это был результат, показавший, что мы можем строить мир через диалог».

Неясно, удовлетворит ли сделка международное сообщество, хотя она и похожа на предложенный ООН план, который поддержал Вашингтон и его союзники и который был направлен на вывоз из Ирана такого количества обогащённого урана, чтобы уже нельзя было создать ядерное оружие.

Совместное турецко-бразильское мероприятие сорвало намерения Белого дома, испытывавшего по этому поводу скепсис. Сначала Вашингтон заявлял, что итог может оказаться «шагом в позитивном направлении», Иран заявил, что продолжит обогащать уран самостоятельно, что позволит ему создать ядерное оружие.

Госсекретарь США Хилари Клинтон во вторник объявила, что США вместе с Китаем, Россией и остальными великими державами договорились о новом пакете строгих санкций, направленных против Ирана из-за его атомного проекта.

Выступая в одном из комитетов при сенате, Клинтон сказала, что пять постоянных членов Совета безопасности ООН — Великобритания, Китай, Россия, США и Франция, — а также Германия представят на рассмотрение всего совета проект нового пакета санкций вечером во вторник, что станет завершением длившихся несколько месяцев дипломатических манёвров и сложных переговоров.

И хотя предложенная Силвой сделка, возможно, не приведёт ни к чему — сам факт, что с Ираном удалось о чём-то договориться, стал настоящим переворотом, совершённым первым выходцем из народа, ставшим президентом Бразилии, который неоднократно заявлял о заслуженном праве своей страны играть постоянную и весомую роль в международных делах.

За семь лет правления Силвы крупнейшая по ВВП страна Латинской Америки испытывала стабильный экономический рост, её международные резервы выросли с 38 до 240 миллиардов долларов, инфляцию удалось сдержать, а бедными перестало быть порядка двадцати миллионов человек.

Кроме того, Бразилия завоевала право провести у себя чемпионат мира по футболу 2014 года и Олимпийские игры 2016 года (в городе Рио-де-Жанейро).

Но когда Силва уйдёт с горизонта, может закатиться и звезда Бразилии, сулящая ей большое будущее. Ведущие кандидаты, борющиеся за право занять его место, практически никому неизвестны за пределами Бразилии и не имеют такой харизмы, как у него. И кто бы ни победил — скорее всего, новый президент в первую очередь займётся внутренними делами страны.

Сам Силва одобряет кандидатуру Дилмы Руссефф (Dilma Rousseff), его бывшей главы администрации. Когда-то она была революционеркой, в период диктатуры 1964—85 гг. её подвергали пыткам. Свою кандидатуру на выборах она выдвигает впервые.

Второй из ведущих кандидатов — губернатор штата Сан-Паулу Жозе Серра (Jose Serra) — имеет репутацию способного, но неяркого технократа.

Новому президенту, кем бы он ни был, придётся потратить несколько месяцев на то, чтобы сформировать альянсы между многочисленными партиями, которые, как ожидается, займут места в бразильском конгрессе; также он столкнётся с самыми различными проблемами — от раздела доходов, которые принесут недавно открытые в океане у берегов Бразилии залежи нефти, до реформы запутаннейших трудовых и налоговых законов.

Возможно, на накопление такого международного авторитета, какой был у Силвы, у них уйдут годы. Свой авторитет Силва завоевал, часто выезжая за границу и пользуясь громадной популярностью в своей стране, ныне превышающей 80 процентов, что и позволило ему пользоваться уважением во всём мире.

 «Означает ли сделка с Ираном, что Бразилия будет играть важную роль и после Лулы? Думаю, это пока неизвестно», — прокомментировал Гарман.

Силва говорил, что не будет публично строить предположения касательно действий будущего президента страны, — только немного намекнул на то, чем собирается заняться дальше.

Силва отмёл предположения о том, что мог бы стать генеральным секретарём ООН или президентом Всемирного банка, но заявил, что хотел бы работать над интеграцией стран Латинской Америки и воспользоваться опытом Бразилии на ниве облегчения бедственного положения граждан, чтобы поспособствовать развитию стран Африки.

Нельзя сказать, что вокруг него нет никаких противоречий. В прошлом году не стесняющийся в выражениях Силва попал на первые полосы газет, возложив вину за мировой финансовый крах на «белых людей с голубыми глазами». При этом он стоял рядом с премьер-министром Великобритании.

Аналитики сходятся во мнении, что сделка с Ираном позволит Силве занять буквально любой ведущий пост в международной организации, который он пожелает.

«Воспользуется ли Лула этим капиталом, чтобы занять другую позицию? Разумеется. Он станет экс-президентом, который ищет такое место, с которого ему не захочется уходить», — сказал Александр Баррос (Alexandre Barros), возглавляющий бразильское агентство по изучению политических рисков Early Warning.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.