Первой реакцией западных правительств было остолбенение. Многие из них готовы были поспорить, что миссия президента Бразилии Луисом Инасио Лулы да Силвы потерпит провал. Они так считали не только потому, что хотели дискредитировать саму миссию, но и потому, что понимали, какие у них возникнут проблемы, если Луле удается через переговоры сгладить напряженность с Ираном.

Подписанное Тегераном компромиссное соглашение лишь ожесточило сопротивление и усугубило недоверие, особенно в некоторых областях. Англия, Франция, США и Германии - с большей или меньшей степенью развязанности – предпочли поставить под вопрос эффективность соглашения и не признать практичность создания новой парадигмы.
Их представители прибегли к надуманным аргументам. Один из них состоит в том, что Иран не собирается передавать все свои запасы урана Турции, хотя Международное агентство по атомной энергии подсчитало, что нейтрализации 1,2 тонн руды будет достаточно, чтобы свести «на нет» любые попытки создать ядерный проект военного характера. По сути, условия нового соглашения те же, что и в предложении, представленном Соединенными Штатами, Россией и Францией восемь месяцев назад, согласно которому Иран должен был передать около 70 процентов запасов своего урана, обогащенного более чем на 5 процентов.

Лидеры этих стран демонстрируют все признаки того, что они обеспокоены вдвойне. Не только потому, что их империалистическое высокомерие и генетически присущая воинственность были повержены популярным лидером, выходцем из третьего мира. Но и потому, что им не нравится потеря ядерного предлога своей геополитической стратегии.
Также как выражение "оружие массового уничтожения" стало предлогом для незаконной оккупации Ирака, риск разработки бомбы превратился в кодовое слово, использующееся, чтобы ослабить и победить единственный центр сопротивления гегемонии США и сионизму на Ближнем Востоке. Основные капиталистические страны стремятся, кроме того, контролировать нефтедобычу в Персидском заливе и морское судоходство в Ормузском проливе, через который нефть перевозится из Саудовской Аравии, Кувейта и других арабских стран прямо на Запад.

Милитаристы удивились способностям президента Лулы и открытости диалогу со стороны иранского правительства. До этих выходных они считали, что рано или поздно, в Иране возникнет марионеточное правительство из-за экономических санкций и военной угрозы. Бразильский лидер нарушил эти планы, содействуя созданию среды для честных переговоров с суверенным государством.

Но здесь не должно быть никаких иллюзий. В ближайшие дни политические лидеры ведущих держав будут делать все возможное, чтобы ограничить положительное влияние соглашения с Тегераном, дискредитировать его, а в итоге провалить. Хотя они боятся разоблачения перед общественностью, они не могут допустить, чтобы столь значимое решение принималось без их ведома. В этом они рассчитывают на поддержку большей части основных СМИ.

Вмешательство президента Лулы, в конце концов, не только свидетельствует о таланте и харизме. Он представляет собой пример того, как надо проводить независимую внешнюю политику, направленную на укрепление связей всех типов между народами и правительствами, попавших в ловушку однополярного порядка. Отношения искренности и доверия с Ираном стали результатом этих усилий.

Другие лидеры, которые разделяют эту точку зрения, также внесли свой вклад. Например, президент Венесуэлы Уго Чавес обещал ликвидировать сопротивление своего коллеги Ахмадинежада на пути к соглашению. Даже Турция, член НАТО и ближайший союзник Соединенных Штатов, в конечном итоге, вступила на путь, предложенный Лулой.

Однако формирование альянсов вне имперской орбиты как раз то, в чем вовсе не заинтересованы Вашингтон и его раболепные европейские партнеры.
Речь идет о недопустимом пренебрежении к молчаливому согласию на переход от однополярности, создавшейся после окончания «холодной войны», к мультиполярности, ограниченной группой стран, входящих в «большую восьмерку». Саммит в Тегеране нарушает интересы этих центров гегемонии, которые будут делать все, чтобы возродить ядерное противостояние.

То, что поставлено на кон, выходит за рамки эпизода с Ираном. Дело касается возможности широкого переустройства мира. Столкновение, которое будет жестким и кровавым, всего лишь перешло на новый уровень. А Бразилия помогла озвучить его и развернуть внимание к югу нашей планете.

Брено Альтман – журналист и шеф-редактор сайта Opera Mundi (www.operamundi.com.br)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.