Скандальное поведение фирмы British Petroleum в Мексиканском заливе -  громкое  событие наших дней, связанное с нефтедобычей. Но в течение многих лет местное население некогда девственных диких лесов Амазонки в Эквадоре пытаются добиться компенсации от американской компании Texaco (позднее слившейся с компанией Chevron), за то, что можно назвать крупнейшей когда-либо случавшейся нефтяной экологической катастрофой.

«Как ни ужасно было разлитие нефти в заливе, то, что случилось в бассейне реки Амазонки, намного хуже», - говорит Джонатан Абади, нью-йоркский адвокат, входящий в состав правовой группы, возбудившей судебное дело в отношении компании Chevron от имени населения зоны тропического леса.

И вот уже давно длится некрасивый судебный поединок, исход которого по-прежнему неясен. То, что случилось в тропическом амазонском лесу, заставляет душу содрогнуться, хотя и близко не получило такой огласки, как разлитие нефти по вине BP.

Невозможно оспорить тот факт, что компания Texaco за почти 30 лет пробурила более 300 нефтяных скважин в обширной полосе северного района Амазонки в Эквадоре, непосредственно к югу от границы с Колумбией. Большая часть этой области страшно загрязнена. Традиционная жизнь и культура местных жителей, кормившихся рыбной ловлей в переплетении водных артерий, возделывавших землю способами своих предков, передающимися из поколения в поколение, оказались разрушенными, жители доведены до нищеты.

Компания Texaco вторглась в этот прекрасный древний уголок природы  в начале 1960-х годов с деликатностью и обходительностью армии завоевателей. Когда в 1992 году она ушла, то оставила после себя, что указано в судебном деле, обширное токсическое загрязнение, разорившее жизнь и традиции местного населения и оказавшее тяжёлое влияние на их состояние здоровья и физическое самочувствие.

В письме, поданном со стороны истца, говорится: «Миллиарды галлонов отходов нефтяного бурения были сознательно сброшены в реки и ручьи тропического леса на площади размером с остров Родос. В земле джунглей было вырыто более 900  выгребных ям без внутренней футеровки; из этих ям и по сей день токсические отходы поступают в почву и грунтовые воды. Продукты сжигания сотен миллионов кубических футов газа и нефтяных отходов поступили в атмосферу, отравляя воздух; в результате во время тропических гроз теперь этот район заливают «чёрные дожди»».  

Поиск месторождений нефти по самой своей природе носит чрезвычайно разрушительный характер. И гигантские нефтяные компании, если их не контролировать, обращаются с самыми чудесными природными ландшафтами как с отхожим местом. Но нажива, которая маячит за нефтедобычей, настолько сильно подкупает чиновников, что правительство отказывается от жесткого надзора и принятия мер безопасности, способных смягчить вред, наносимый окружающей среде и её обитателям, в том числе и человеку.

Смотрите сами. Семьи, чья жизнь, как в культурном плане, так и чисто в физическом, зависит от сложной сети водных артерий вдоль побережья Мексиканского залива Соединённых Штатов Америки, находятся  примерно в таком же положении, как местное население, подвергающееся постоянному кошмару бесконечных разливов нефти и связанного с добычей нефти загрязнения эквадорского тропического леса. И те, и другие беспокоятся о своём будущем. Интересами и тех, и других грубо пренебрегли.

Нефтяные компании об этом не думают. Shell ждёт-не дождется, когда начнётся бурение в Арктическом Океане в районе северного побережья Аляски, в месте, где попытки справиться с катастрофическим разлитием нефти наткнуться на огромные проблемы. Компании настаивают, что ничего не случится, нефть не разольётся. Они всегда утверждают, что бурение абсолютно безопасно. Они говорили это до начала бурения в районе Санта Барбары, в тропических лесах Эквадора, в Мексиканском заливе – везде, где собирались бурить.

Их уверения ничего не значат.

Президент Обама временно запретил компании Shell бурение в Арктике, временно приостановил так называемую арктическую нефтяную лихорадку. Чему мы научились на примере катастрофы, случившейся с BP в Мексиканском заливе, на печальной судьбе амазонского леса, на экологических катастрофах пусть меньшего масштаба, но столь многочисленных, так это именно тому, насколько беспечными и беспомощными бывают нефтяные компании, когда дело касается защиты жизни, земной коры и природной среды.

Это опасно. Нефтедобыча нуждается в самом строгом надзоре, с быстрыми и весомыми санкциями в случае серьёзных нарушений. И, в то же время, мы должны с отчетливым ощущением настоятельной необходимости этого искать альтернативные источники энергии. Обращаться с Амазонкой, с заливом, с Арктикой так, словно это всего лишь места для свалки токсических отходов, означает губить планету и все формы жизни, которые её населяют.  

Руководители Chevron не согласны, что их следует привлечь к ответу за все злодеяния, которые сотворила Texaco в бассейне Амазонки. Представитель компании заявил, что предполагаемый вред окружающей среде сильно преувеличен, и что даже если деятельность Texaco и привела к определённому загрязнению внешней среды, то компания его ликвидировало; достигнуто достигло соглашение с правительством Эквадора, в соответствии с которым с компании снята ответственность за эту ситуацию.

Местные жители могут страдать сколько угодно (а их положение намного хуже, чем положение жителей побережья Мексиканского залива), компашка из Chevron-Texaco прекрасно себя чувствует. Большие деньги сделаны, а позади – хоть трава не расти.