Проблемы контроля качества, финансовые сложности, завышенные объемы производства, манипулирование ценами и острая необходимость иностранных инвестиций. Такова панорама нефтедобывающей промышленности Венесуэлы, локомотива экономического развития страны, которая обрисована в докладных записках посольства США в Каракасе Госдепартаменту в Вашингтоне.

Нефтяные  ресурсы, составляющие основу финансирования социальной политики, посредством которой президент Уго Чавеса пытается порадовать своих избирателей, оказались недостаточными, что темпы экономического роста Венесуэлы были сопоставимы с соседними странами. Экономические неурядицы (гиперинфляция, спад  производства и даже введение карточной системы на основные виды товаров и услуг) привели к снижению популярности Чавеса, что отразилось на результатах выборов. Отсутствие квалифицированного большинства в Национальной ассамблее в дальнейшем затруднит Чавесу проведение революционных преобразований социалистического характера.

Документы, полученные интернет-порталом Wikileaks, с которыми смогла ознакомиться газета EL PAÍS, показывают, что сотрудники посольства США беседовали со многими высокопоставленными лицами из государственной нефтяной компании PDVSA (Petróleos de Venezuela) и Министерства энергетики и нефтяной промышленности. Служащие американского дипломатического представительства внимательно высматривали в длинных очередях за получением визы тех, кто мог бы предоставить полезные сведения. Приняв их без очереди и тем самым значительно облегчив всякого рода бюрократические хлопоты, дипломаты взамен требовали оплаты своей любезности натурой, то есть интересной информацией.

Информаторы, которым посольство просило обеспечить максимальную защиту, рассказывали, например, что нефтяной корзиной манипулируют путем включения в нее нефтепродуктов.

Именно позволило в течение года сократить разницу в цене за баррель венесуэльской нефти и высококачественной нефти WTI с 13 до 5 долларов. «Признание [высокопоставленным управленцем] факта манипуляции цены на нефтяную корзину усиливает подозрения в том, что правительство Чавеса имеет склонность к приукрашиванию официальных статистических  данных», указывает в своем рапорте Госдепартаменту посол Патрик Дадди (Patrick Duddy).

Ниже 3,3 миллионов баррелей

Согласно другому конфиденциальному документу, высокопоставленный чиновник Министерства энергетики (которого также вычислили среди стоявших в очереди за получением визы) признал, что иногда компания PDVSA экспортировала нефть для ее закачки в резервуары за границей, а затем снова импортировала для очистки и повторного экспорта, дважды засчитывая один и тот же объем продукции. Это должностное лицо также признало, что реальные объемы производства венесуэльской нефти были значительно ниже 3,3 миллионов баррелей в день, о которых заявляла PDVSA. Сопоставляя данные, полученные из международных источников, из самой PDVSA и других предприятий венесуэльской нефтяной промышленности, год назад сотрудники посольства пришли к выводу о том, что реальный объем производства нефти в Венесуэле составляет 2,3 миллиона  баррелей в день.  И он постоянно сокращается из-за недостатка инвестиций и национализации компаний, предоставляющих вспомогательные услуги в нефтедобывающей промышленности.

Объем производства ниже заявленного, экономический спад и неконтролируемость двухуровневого обменного курса доллара по отношению к национальной валюте – боливару -, введенного год тому назад, по всей видимости, и вынудили правительство Чавеса принять в январе прошлого года решение о девальвации боливара на  50%, который уже обесценился на 99% за время правления Чавеса. Доходы в нефтедолларах позволят ему с большей легкостью финансировать проведение своей социальной политики благодаря девальвированному боливару, как явствует из аналитической записки американских дипломатов.

Еще один управляющий PDVSA рассказал сотрудникам посольства о том, как ослабевает контроль за качеством (в первую очередь, продуктов нефтепереработки) и как это выливается в высокую себестоимость вследствие необходимости выплаты компенсаций и вычетов. А ведь когда-то PDVSA считалась эталоном высочайшего качества продукции.

Другой серьезной проблемой, с которой сталкивается страна, это сложности с привлечением иностранных инвестиций. После целой кампании по национализации частных предприятий и введения жесткого контроля за обменом валюты, что не дает возможности репатриации доходов, нефтяные компании и предприятия других  отраслей, контактирующие с посольством, выражают нежелание инвестировать в собственную страну.

В докладных записках американских дипломатов говорится о том, как Чавес пытался привлечь в нефтедобывающую отрасль Венесуэлы инвестиции российских, китайских и иранских компаний. В документах говорится о том, что переговоры по этому вопросу часто заканчивались практически безрезультатно, а  иногда и наносили прямой ущерб Венесуэле. Так, еще одно высокопоставленное должностное лицо PDVSA указывает, что цена, которую на деле платит Китай за нефть, составляет пять долларов за баррель, и китайские компании с немалой выгодой для себя перепродают другим странам венесуэльскую нефть.

«Либо соглашайся, либо ничего не будет»

Сложности с привлечением инвестиций оборачиваются против правительства Чавеса. В одной из докладных записок американских дипломатов рассказывает о том, как итальянская компания ENI фактически предъявила Министерству энергетики ультиматум с требованием передать ей в пользование участок в бассейне реки Ориноко. «Либо соглашайся на это, либо ничего не будет. Я могу сесть на свой самолет и улететь», так описывается разговор между президентом ENI Пауло Скарони (Paulo Scaroni) и министром энергетики Рафаэлем Рамиресом за полчаса до начала церемонии. И последний вынужден был уступить ввиду отсутствия альтернативных вариантов.

Служебные записки американских дипломатов показывают, что обеспокоенность состоянием венесуэльской экономики распространилась на другие страны континента, такие как Аргентина, Бразилия, Куба. «Президент Чавес, со своей стороны, полностью отдает себе отчет в том, как экономические неурядицы в стране отразились на его популярности», указывается в аналитическом докладе о тяжелых проблемах и неясных перспективах венесуэльской экономики, представляющих угрозу его проекту боливарианской социалистической революции».

При всем драматизме этой экономической панорамы американским дипломатам в чувстве юмора не откажешь. Доказательством тому служит служебная записка под названием «Проглотить социализм становится все труднее», где рассказывается о том, как чуть менее года тому назад была открыта первая «социалистическая пекарня», которая готовит кукурузные лепешки с начинкой и продает их за одну четвертую стоимости. В отличие от «капиталистических» предприятий быстрого питания (венесуэльцы обожают Мак Дональдс), которые, как заявляют представители боливарианского правительства, «думают лишь о наживе»,  в «социалистической пекарне» кассовый аппарат стоит в углу, и по окончании клиенты сами решают, сколько они должны заплатить, без какого-либо контроля. «Ну что же, пусть себе поедают лепешки», этими словами заканчивается служебная записка американских дипломатов.