Борьба за должность директора-распорядителя Международного валютного фонда показывает, насколько изменился мир и в каком состоянии застоя находятся его правящие круги, которые готовы цепляться за свои привилегии, даже рискуя подтолкнуть планету к краю гибели. Для Южной Америки настало время выбора: укреплять региональное единство или наблюдать за тем, как распадаются исторические связи между странами.

Споры относительно преемника Доминика Стросс-Кана показывают, как западные державы изо всех сил стараются сохранить модель мира образца 1944 года, когда были подписаны Бреттон-Вудские соглашения и созданы Всемирный банк и Международный валютный фонд (МВФ). В то время ВВП США составлял около 50% от мирового, а в нынешнем десятилетии опустился ниже отметки в 20%.

Западные страны, по всей видимости, готовы проигнорировать требование развивающихся стран. Устами своего министра финансов Гвидо Мантеги (Guido Mantega) Бразилия заявила, что кандидатура должна быть выдвинута только к концу 2012 года, чтобы «было больше времени для принятия выверенного решения». Управляющий Центробанком КНР Чжоу Сячуань отметил, что МВФ должен лучше «отражать изменения, происходящие в мировой экономике и на рынках развивающихся стран» (Diario del Pueblo, 24 мая).

Если не придавать значения тем уловкам и широковещательным заявлениям, которые мировые правящие круги делают для широкой публики, то невольно напрашивается вывод о том, что они начинают прекрасно отдавать себе отчет в том, что поставлено на карту.

Когда они выступают перед «своей» аудиторией, то дают совершенно реальную картину окружающей действительности. В этом смысле характерны высказывания Дэвида Весселя (David Wessel), заведующего экономическим отделом газеты The Wall Street Journal, наиболее близкой к высшему руководству финансовой сферы. Он начинает свою еженедельную колонку от 19 мая фразой, которая дает общее представление о той исторической эпохе, которую мы в данный момент переживаем: «Империи обычно не погибают в одночасье. Старые мировые державы добровольно не отказываются от своих благ. А те, которые набирают силу, не умеют правильно реализовывать властные полномочия».

Вессель указывает на то, что неписанное правило, согласно которому во главе МВФ должен стоять европеец, а во главе Всемирного банка – американец является «устаревшей, если не противозаконной традицией». Это следствие того, что мировые учреждения и организации «все еще не пересмотрели своих взглядов в соответствии с возросшей ролью развивающихся стран», поскольку Европа и США не желают делать шаги навстречу «тому миру, который им больше не подчиняется». По мнению автора, нас ожидают два возможных сценария. Один со счастливым концом. Согласно данному сценарию, крупные мировые экономики успешно взаимодействуют, не мешая укреплению развивающихся государств. Это было бы самое лучшее для рынка.

Второй сценарий представляет собой расширенное повторение того, что произошло в первой половине XX века: «Десятилетия, последовавшие за Первой мировой войной, были отмечены неспособностью ослабевших и набиравших силу мировых держав стабилизировать мировую экономику и создать эффективно работающие учреждения; результатом стали Великая депрессия и Вторая мировая война».
Единственной новостью, содержащейся в данном анализе, является тот исторический контекст, в котором он был опубликован: в данном случае финансовые круги заинтересованы в «счастливом конце» и отдают себе отчет в том, что новая мировая война и гуманитарная катастрофа уже не сможет повернуть стрелки часов назад.

Но руководители финансовых институтов не ведут игру в одиночку даже в салонах сильных мира сего, где они встречаются с политиками и военными, с которыми поддерживают тесные отношения и находятся во взаимозависимости.

И те, и другие знают, что в своем последнем ежемесячном бюллетене от 17 мая Европейская лаборатория политического прогнозирования пишет [напомним, что это не заклинания лунатиков, а предупреждение института, который с большой точностью описал череду событий, происходящих с 2007 года]: «Сейчас налицо все предпосылки для того, чтобы во втором квартале 2011 года слились воедино две взрывоопасные фундаментальные тенденции, лежащие в основе глобального системного кризиса: распад всемирной геополитической и финансовой архитектуры».

Катализатором этого «взрывоопасного слияния» является международная валютная система, или, «если говорить точнее, международный валютный хаос, еще более усугубившийся после трагедии, которая в феврале этого года обрушилась на Японию».

В силу этого, схватка за власть внутри МВФ имеет свои глубинные причины. Она наглядно показывает, как много поставлено на кон. Вопрос заключается в модели мироустройства, то есть, в отношениях между центром и периферией. История этих отношений насчитывает пять веков. Они зародились еще до возникновения капитализма и промышленных революций и способствовали установлению мирового господства Запада, которое сейчас смещается в сторону Азии и Юга. С исторической точки зрения, это еще большее землетрясение, чем маловероятный кризис капитализма.

Но судьбе было угодно, что именно набирающие силу страны стали задавать тон мировому развитию. Страны с динамично развивающейся экономикой, известные под аббревиатурой БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и Южно-Африканская Республика), заявили, что, если МВФ хочет пользоваться доверием и иметь образ легитимного органа, то ему следует согласиться с более соразмерным представительством развивающихся стран, а не только пяти вышеупомянутых. «Новый директор-распорядитель должен быть не только высококвалифицированным человеком с богатым послужным списком и способностью принимать политические решения, но и настроенный на продолжение реформ в МВФ для того, чтобы приспособиться к новым реалиям мировой экономики», говорится в коммюнике, которое отвергает назначение на должность по признаку европейского происхождения.

Для южноамериканских стран настал самый благоприятный момент (но при этом и сопряженный с немалыми рисками) для укрепления своего единства. Открытие Центра стратегических исследований Совета обороны Союза Южноамериканских государств (UNASUR), состоявшееся 26 мая в Буэнос-Айресе, показывает, что страны продолжают двигаться вперед по пути интеграции и единства, несмотря на создание Тихоокеанского союза (Мексика, Колумбия, Перу, Чили) несколько недель тому назад. Это хорошая новость, в том момент когда в Перу к власти может вернуться клан Фухимори и некоторые стратегические проекты, такие как создание Южноамериканского банка, застопорились, а другие, как, скажем, строительство Южного газопровода, положены на полку.

Кризис в МВФ, показывающий всю глубину системного кризиса, свидетельствует о том, что время ускоряет свой бег, а укрепление позиций южноамериканских стран на мировой арене уже не может ждать лучших времен: либо оно произойдет в самый разгар бури, либо не произойдет вовсе.

Рауль Зибечи - уругвайский журналист, научный сотрудник альтернативного высшего учебного заведения Multiversidad Franciscana de América Latina, советник ряда общественных объединений.