Трудно придти в себя, прочитав это сообщение прессы. На Волге затонуло пассажирское судно, погибло больше ста человек, в том числе много детей. «Столько жертв, столько детей погибло», сказал Владимир Путин.

«Ужасно, что приходится платить столь высокую цену за безответственность, халатность, алчность и грубое нарушение норм безопасности». Несколько люков на судне не имело запоров, в результате чего вода быстро и легко проникла внутрь.

Целая цепочка нарушений: «У теплохода не было лицензии на перевозку пассажиров, левый двигатель находился в неисправном состоянии, а само судно было перегружено». Ко всему прочему Владимир Путин распорядился провести расследования в отношении действий двух судов, отказавшихся поднять на борт выживших.

Обратимся к теме производственной этики. В США приходят к пониманию необходимости того, чтобы каждое предприятие жило своей духовной жизнью, а руководителей призывают к соблюдению норм той религии, которую они исповедуют.

Это умозаключение обладает своей несокрушимой внутренней логикой. Главным в любом деле всегда является человек. И либо мы предпримем усилия для улучшения положения, либо подобные бедствия будут случаться и в дальнейшем, причиняя боль близким погибших. Родственники жертв катастрофы получат каждый по 32 500 евро. Но эти деньги не могут возместить утрату родного человека.

Мне страшно за Венесуэлу. Потому что у нас отсутствует культура технического обслуживания машин, оборудования и механизмов. В очень немногих  технических вузах обучают этой специальности. Должна случиться беда, чтобы мы спохватились. Достаточно вспомнить пожар на электростанции в Такоа (Tacoa), сход оползней в штате Варгас (Vargas) и Национальном парке имени Генри Питтьера (Henry Pittier). Это самые последние случаи, на самом деле их больше.

Международный аэропорт в Маракаибо (Maracaibo) построили только после авиакатастрофы 1969 года на старом аэродроме, находившемся прямо в городской черте.
Опоры моста над рекой стали заменять на новые лишь после того, как они надломились. Слава Богу, все обошлось без жертв. Отсутствие порядка в тюрьмах вопиет к небу.

Взывать к духовности – один из способов усиления личной моральной ответственности, превращения ее в норму жизни, как для начальников, так и для подчиненных. Это значит соблюдать Естественный нравственный закон, действующий повсеместно. Тот закон, который распространяется на все страны, независимо от языка, цвета кожи или вероисповедания.

Путин задается вопросом: Как могло случиться, что судоходная компания работала без лицензии? Как они продавали билеты? Кто дал на это разрешение? Вопросы, на которые никто не даст ответа. У нас в Венесуэле ответственные воспользовались бы тысячей лазеек, чтобы уйти от наказания: подкупили бы судей, извратили трактовку фактической стороны дела, уничтожили доказательства и т.д.
 
Стивен Кови (Stephen R. Covey) считает: «Существуют многочисленные доказательства того, что совесть, это нравственное чувство, этот внутренний свет представляет собой явление всеобщее. Духовная или нравственная природа человека не зависит от религии или от какого-то конкретного религиозного подхода, равно как и от культуры, географии, национальной и расовой принадлежности».

Так воспримем же эту трагедию как предупреждение. Давайте представим, что речь дет о нашей собственной жизни и жизни тех, кто работает вместе с нами. Наверняка после честного и откровенного анализа мы найдем, что исправить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.