Огромные суммы, выделяемые на спасение банков, и меры, предпринимаемые государствами по сдерживанию кризиса, привели к тому, что мировая экономика стала развиваться двумя темпами. После 2010 года наибольший экономический рост отмечен в «динамично развивающихся странах», в то время как в ведущих мировых державах производство растет умеренными темпами. Страны Латинской Америки относятся к первой группе, но темпы их роста весьма неравномерны: Экономическая комиссия для стран Латинской Америки и Карибского бассейна (CEPAL) прогнозирует наибольший рост в Южной Америке (5,1%), несколько меньший в Центральной Америке (4,3%) и совсем маленький в странах Карибского бассейна (1,9%) [1].

Это подпитывает идею о выходе региона из-под влияния США «исторической возможности» благодаря устойчивому развитию стран, входящих в группу БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай). Несмотря на то, что новых скачков кризиса не наблюдается (хотя это звучит слишком оптимистично в контексте возможного объявления дефолта Соединенными Штатами, банкротства Греции или других стран, имеющих большой государственный долг, что может вызвать новый экономический спад в регионе, подобный тому, который произошел в 2009 году после банкротства Lehman Brothers), экономика становится все менее устойчивой.

«Польза» кризиса


На данный момент меры по экономическому оздоровлению основных стран, охваченных кризисом, влекут за собой противоречивые последствия. Одно из них заключается в том, что избыток фондов привел к спекуляции на рынке сырьевых продуктов. Изменение условий торговли (то есть, изменение соотношения цен на экспортируемые и импортируемые товары) благоприятно для стран Южной Америки, в меньшей степени для Центральной Америки и Мексики.

Нельзя забывать о том, что на объемы торговли оказывают влияние такие структурные факторы как потребности Китая и Индии, а также использование зерна в качестве исходного сырья для производства биотоплива. Однако на уровень цен оказывают влияние спекулятивные операции с производными финансовыми инструментами.

С другой стороны, низкие процентные ставки в США, меры по оздоровлению банковской системы в экономически развитых странах и денежная эмиссия, все прочие шаги, направленные на сдерживание мирового кризиса, на настоящий момент оказывают благоприятное воздействие на экономику тех латиноамериканских стран, основанную на дешевом финансировании, которое обеспечивают спекулятивные капиталы.

Латиноамериканские страны повысили процентные ставки, увеличив таким образом разрыв со ставками, действующими в экономически развитых государствах. Подобная политика ведет к удорожанию местной валюты, поскольку способствует поступлению местных валют. В результате этого доллары становятся доступными в больших количествах и по более низкой цене. 

Если к этому добавить увеличение цен на сырьевые товары, что также приводит к притоку долларов, то происходит сильное давление на установление обменных курсов валют. Поэтому CEPAL предупреждает о необходимости «интервенций на валютных рынках, установления контроля за поступлением капиталов и механизме финансового регулирования» [2]. Конкурентоспособности наносится ущерб, поскольку осуществлять экспортные операции при подорожавшей национальной валюте становится сложно, и в страны устремляется поток импортных товаров. Увеличению торгового дефицита способствует и рост внутреннего спроса.

Существует огромная опасность в случае, если Федеральный резерв США примет решение поднять процентные ставки и будет уменьшена финансовая помощь банкам. Хотя это и не наиболее вероятный сценарий развития событий (тем более, что Бен Бернанке (Ben Bernanke) упорно заявляет, что Федеральный резерв США предоставит все ресурсы для сдерживания кризиса, например, посредством выпуска дешевых денег), вероятность повышения процентной ставки приведет к тому, что капиталы вернутся к наиболее надежным активам, таким как, например, долговые обязательства США, если за них будут платить более высокие проценты. Это не только перенаправит финансовые потоки в сторону Латинской Америки, но и приведет к удорожанию задолженности, что, в свою очередь, непременно скажется на странах, чья экономика находится в сильной зависимости от иностранных капиталов, в частности, на странах Латинской Америки. Тем временем, хотя ограниченный объем инвестиций и направляется в производственные отрасли промышленности, финансовые льготы способствуют образованию некоторых пузырей в финансовых активах и в недвижимости. И нельзя исключать, что может образоваться пузырь в сфере потребления, который даст возможность приобретения имущества и товаров трудящимся, обладающим кредитом, а не тем, которые имеют покупательную способность в силу повысившейся зарплаты. МВФ также предупреждает, что, несмотря прочность банковской системы, она воспринимается как определенный финансовый рычаг воздействия на внешнюю задолженность предприятий [3]. Задолженность имеет определяющий вес в структуре платежного баланса и бюджете стран континента, в связи с чем возвращение цикла притока капиталов в прежнее состояние может оставить экономику латиноамериканских стран без финансовых средств. Хотя это и означает сильную зависимость от империализма, тем не менее, является жизненно необходимым для ее функционирования.

Спрос, инфляция и голодные

Внутренний спрос в странах Латинской Америки растет ускоренными темпами, что в обстановке повышения мировых цен на продукты питания и топливо вызывает инфляционное давление. Рост цен на продовольствие бьет по наименее обеспеченным слоям общества. Перед тем, как появились первые признаки ипотечного кризиса subprime кредитов, по Гаити прокатилась первая волна голодных бунтов. И уже совсем недавно дороговизна стоимости жизни явилась одной из причин, вызвавших народные волнения в северной Африке, в странах, где еще наблюдается экономический рост. В конце 2010 года повышение цен на топливо, объявленное президентом Боливии Эво Моралесом (Evo Morales), встретило сопротивление трудящихся, поскольку вело к удорожанию других товаров. Также начинала ощущаться нехватка продовольствия. В Латинской Америке, где внутренний спрос хотя и продолжает усиленно расти, удорожание продуктов питания, бьющее в первую очередь по беднейшим слоям трудящихся, может стать тем самым «слабым звеном», которое и приведет к возникновению кризисных ситуаций.

Между нынешней неустойчивостью и новым скачком кризиса

CEPAL предупреждает, что при ухудшении положения в США, Японии и странах Европейского Союза ускоренный экономический рост латиноамериканских стран окажется под большим вопросом. В случае замедления темпов экономического роста в Китае, Индии и Российской Федерации для сдерживания инфляции произойдет уменьшение спроса. Эти возможности заложены в ситуации. Фактически, даже если исходить из высоких уровней роста, темпы промышленного роста в Китае замедляются. В Латинской Америке различия в темпах роста, в обменных курсах валют, в удорожании финансирования и объеме ресурсов, накопленных в центральных банках, могут означать различные формы реагирования на обострение мирового кризиса, но не смогут предотвратить спад, подобный тому, что произошел в 2009 году, когда объем экономики сократился более чем на 2%.

Если до этого дело не дойдет, усилия по спасению экономики некоторых стран, входящих в еврозону, продолжатся, а также будет достигнуто соглашение о повышении потолка государственного долга США, то нельзя исключать, что приток капиталов сыграет роль дестабилизирующего фактора.

Хотя капиталовложения направляются в Латинскую Америку для получения высокой прибыли в реальных отраслях экономики, наличие пузырей свидетельствует о том, что экономика поглощает больше денежных средств, чем в действительности может освоить. Может сложиться ситуация, подобная той, которую испытали на себе страны Восточной Азии в 1997 году, где капиталы, вкладываемые в интересах  получения высокой доходности, могли быть освоены лишь в определенных объемах. Когда же эти объемы были превышены, произошла дестабилизация ситуации, выразившаяся в стремительном бегстве капиталов и неустойчивости валютных курсов.

Если это произойдет, то латиноамериканская экономика непосредственно выступит в качестве фактора обратной связи с мировым кризисом.

Хотя до этой крайности дело и не дошло, ситуация все более теряет равновесие. Связанные с США страны Карибского бассейна, денежные переводы и международный туризм оказались более уязвимыми, столкнувшись с проблемой большой задолженности и бюджетного дефицита.

В Бразилии, стране с самой развитой в Южной Америке экономикой, в связи с притоком капиталов обменный курс поднялся до уровня 1999 года, когда страна была вынуждена пойти на девальвацию своей национальной валюты. Министр финансов Гвидо Мантенга (Guido Mantenga) заявил: «Мы готовы предпринять новые меры также и для того, чтобы не допустить завышения курса национальной валюты!» [4]. Торговый дефицит в Бразилии представляет собой целую проблему. По сути дела, эта южноамериканская страна уже определенное время предпринимала протекционистские меры с тем, чтобы сократить свой торговый дефицит, что приводило к трениям с США.

В Венесуэле также предпринимаются протекционистские меры в связи с уменьшением положительного сальдо во внешней торговле. Венесуэла произвела девальвацию своей национальной валюты в начале нынешнего года. Таким образом, несмотря на то, что ситуация еще не дошла до крайней точки, неустойчивость экономики вследствие «благотворных» мер по сдерживанию кризиса с каждым днем набирает обороты.

[1] CEPAL, Доклад о состоянии экономики в Латинской Америке, июль 2011, опубликован на: www.eclac.org
[2] CEPAL, см. выше.
[3] МВФ, Экономические перспективы. Американский континент внимательно следит за перегревом экономики (Las Américas, atentos al sobrecalentamiento), апрель 2011.
[4] «Готовы к новым мерам» (“Listos para nuevas medidas”), газета Página/12, 26/07/2011.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.