«Я был начальником отдела, который занимался отношениями с Венгрией, Чехословакией и Югославией. Вел переговоры по многим из кредитов, которые Куба получала от социалистического лагеря; это помощь имела не экономическое, а лишь политическое обоснование», откровенничает Оскар Эспиноса Чепе (Óscar Espinosa Chepe).

Эспиносе Чепе 71 год, он экономист и диссидент. Но до того, как порвать с режимом Фиделя Кастро, он в течение нескольких десятилетий занимал высокий пост в системе централизованного планирования, выстроенной на Кубе по советскому образу и подобию. Сейчас, отсидев два срока в тюрьме, пройдя сквозь множество допросов, подписав подписку о невыезде из Гаваны, он занимается тем, что подсчитывает убытки от структурного краха кубинской экономики после распада СССР.


«В действительности, это не Горбачев, а Куба покончила с Советским Союзом! Деньги, направленные сюда Москвой, не поддаются исчислению. Если брать только неоплаченные кредиты, то русские потеряли около 20 миллиардов долларов в ценах того времени. И это, с моей точки зрения, заниженная цифра», сказал он в телефонном интервью газете La Vanguardia из Гаваны.

Следуя логике холодной войны и принципам пролетарского интернационализма, СССР направлял на Кубу покрывал ее потребности во всех областях жизни в течение 30 лет. Начиная с сельского хозяйства и спорта и заканчивая классическим балетом, поставками вооружения и обучением военных, транспортными средствами и куклами. С 1960 по 1990 год в стране, по подсчетам, побывали около 18 000 советских граждан –не считая военных советников и сотрудников спецслужб- с целью оказания помощи в строительстве тропического социализма. В свою очередь, от 100 до 300 тысяч кубинцев бесплатно получили в СССР высшее или среднее специальное образование по самым различным дисциплинам.

Эспиноса Чепе рассказывает, что советские субсидии в черную дыру бюджета режима Фиделя Кастро заключались в «бухгалтерской уловке, при помощи которой СССР оплачивал кубинские товары по ценам в 9-10 раз выше рыночных и, кроме того, поставлял Гаване нефть по льготным ценам». Таким образом, советская нефть «превратилась в основной источник валютных поступлений кубинской экономики и главную статью его экспорта капиталистическим странам, оплачивавшим долларами нефть, поступавшую напрямую из Баку».

А все остальное поставлялось в натуральном виде –продовольствие, станки, различные товары- или в рублях. «Советские субсидии составляли около трех миллионов инвалютных рублей в день», утверждает Эспиноса Чепе, который к тому же является и бывшим дипломатом. При этом он предпочитает не приводить общую сумму растраченных денег. «За счет этой помощи существовали здравоохранение и образование, но она не способствовала развитию страны. Ни сельское хозяйство, ни промышленность не смогли пережить распад Советского Союза», добавляет он.

После того, как Советский Союз рухнул, Москва бросила кубинцев на произвол судьбы. Россия забыла даже о своих капиталовложениях в кубинскую экономику (некоторые оценивают их  в 12 миллиардов долларов) и прекратила закупки и поставки. «Для нас это было то же самое, как если бы прекратило всходить солнце», скажет значительно позже Фидель Кастро, который в 1991 году объявил чрезвычайное положение в экономике на так называемый особый период: возвращение в автаркию, «которое до сих пор не закончилось», говорит Эспиноса Чепе.

Кубе удалось преодолеть страшное падение ее ВВП на 35% в первые три года после прекращения советской помощи. Произошло оживление туризма, кубинских граждан перестали привлекать к уголовной ответственности за наличие долларов, были открыты рынки сельскохозяйственной продукции и разрешены денежные переводы из-за рубежа. «Но затем –подчеркивает экономист- мы впали в другую зависимость: от Венесуэлы. Каракас – это для нас та же Москва, только с меньшими ресурсами. Мы зависели от СССР, но по крайней мере получали технологию. А что могут дать нам венесуэльцы? Ничего!».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.