Обвинения в подтасовке результатов, манипулировании, запугивании, нарушениях, толпы людей на улицах, избиения, около 500 задержанных. Слушая эти новости по радио, я решил что комментаторы говорят о выборах в Никарагуа. Однако услышав слово Кремль, понял, что речь шла в выборах в Государственную Думу РФ.

Что общего между Никарагуа и Россией? Ничего, кроме авторитарных правителей. Или, может быть, вот что: недоразвитая демократия, унаследованная от недавнего деспотического прошлого, недостаточная свобода слова, судебная система, подчиняющаяся исполнительной власти. Одним словом, демократии гибридных сортов.



Но разве на постсоветском пространстве не преобладают эти гибридные сорта? Или в странах, входящих в Боливарианский альянс народов нашей Америки (ALBA). Мы находимся в преддверии нового историко-политического порядка, в котором антидемократические методы сосуществуют с формальными выборами? Не вдаваясь в эволюционные теории, можно со всей очевидностью утверждать, что со времен американской и французской революций демократия расширяет сферу своего действия и происходит это, как заметил политолог Самюэль Хантингтон (Huntington), волнообразно.

Американская волна 1776 года, французская 1789, восточноевропейская 1989; латиноамериканская, покончившая с военными диктатурами в восьмидесятых годах прошлого века; «арабская весна» 2011 года. И, возможно, подобные волны будут возникать и в дальнейшем. И все же демократическая волна не захлестывает все страны, до которых она докатывается. Некоторые она лишь смачивает.

Возвращаясь к России и Никарагуа, можно сказать, что эти страны не имеют ничего общего, кроме авторитарной системы, свойственной стольким политически отсталым странам.

Читайте еще: Депрессия и демократия

Тем не менее, вопреки взглядам Ленина, считавшего, что капиталистическая цепь должна разорваться в своем самом слабом звене, цепь гибридных сортов демократии начало рваться в своем самом сильном звене – России. В отличие от выборов, в ходе которых Ортега получил широкую поддержку, Путин, чья партия одержала победу на выборах, набрав 49%, по сути дела потерпел поражение.

Его партия – «Единая Россия» - получила значительно меньше думских мандатов, чем раньше. Это не означает конца правления Путина, однако может означать начало конца авторитарного правления. Отныне и впредь Путин не сможет принимать законы без участия других партий, будь то коммунисты (19,8%), справедливороссы (12,8%) или либерал-демократы (11,42%). Ни одна из этих партий не блещет демократическим изыском. «Справедливая Россия» и ЛДПР представляют собой партии ультранационалистического толка. А КПРФ соединяет в себе черты националистов и социалистов, то есть, фашистов. Но, как ни крути, эта свора противников демократии, хочет она того или нет, будет вынуждена играть в демократические игры.

Любое правительство, даже самое демократическое, стремится к абсолютной власти. невозможность достичь ее вынуждает идти на уступки. Разумеется, новое правительство России не будет демократичным, но пиррова победа Путина показало ту ахиллесову пяту, которую уже обнаружила венесуэльская оппозиция в режиме Чавеса. Несмотря на преимущества Путина, которыми он пользуется и злоупотребляет, победить его можно.

Еще по теме: Начало конца "управляемой демократии" в России

Схожее, хотя и не одинаковое,  положение наблюдается в арабских странах. Скажете, что выборы в Египте выиграли мусульмане. А вы когда-нибудь могли представить себе, что их выиграют атеисты или католики? Главное то, что ради участия в выборах Братья-мусульмане были вынуждены стать партией «Свобода и Справедливость» (40% голосов). То де самое произошло и салафитами и их партией Аль-Нур (20% голосов).

Это означает, что понятие «партии» в его западном смысле уже проникло в ближневосточное общественное сознание. Население Египта уже разделено на политические партии. И это очень хорошо.

Прошу понять меня правильно. Я не утверждаю, что двухпартийность представляет собой исламский вариант республиканцев и демократов в США. Но было бы величайшей глупостью не принимать во внимание тот энтузиазм, с которым более 60% населения, включая множество женщин, приняли участие в голосовании. В российской гибридной демократии наблюдается явная недостаточность. Если говорить об арабском мире, то в некоторых его странах даже возможен прогресс. Но, с другой стороны, есть и страны Боливаринского альянса ALBA, в которых наблюдается явный откат назад. Впрочем, и его можно избежать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.