Экономический кризис может опрокинуть старое равновесие. В то время как Европа и Соединенные Штаты (немного меньше) хромают, есть страны в южном полушарии, которые быстро развиваются. Латинская Америка все больше готова к эмансипации, превращению в цветущий сад мировой экономики и преодолению прежней ситуации, когда она была задворками Соединенный Штатов. Ее развитие в последнее десятилетие впервые сопровождалось существенной политической стабильностью и уменьшением неравенства в распределении доходов. Бразилия, Аргентина и Чили стали локомотивами южноамериканской экономики третьего тысячелетия. Отныне даже тот, кто не является экспертом в экономике, слышал о бразильском чуде. Эта страна-гигант является кандидатом на то, чтобы стать новой путеводной звездой для Южной Америки.

Недавно Бразилия по размерам ВНП обогнала Великобританию, что вывело ее на шестое место в мире и усилило ее позицию в качестве региональной и мировой державы. Экспоненциальный рост, наблюдаемый в эти годы, сочетается с перераспределением доходов, что позволило выкарабкаться из бедности 20 миллионам семей и снизить безработицу среди активного населения всего до 5%. Аргентина тоже хочет быть стержнем экономической системы Южной Америки благодаря рекордно низким налогам. В последние годы они в среднем держались на уровне 8%. Экономическая политика правительств Киршнер, однако, до сих пор не проявила особой дальновидности в обеспечении стране базы для стабильного и долгосрочного развития, но еще есть время, чтобы исправить ошибки: продолжить разработку природных ресурсов и в то же время диверсифицировать свою экономическую систему. Нужно уничтожить коррупцию и либерализовать рынок.

Примером для подражания может стать Чили, где процветает самая свободная экономика в Латинской Америке. Там в прошлом триместре ВНП вырос на 5%. Несмотря на рост и приток инвестиций остаются сомнения в способностях латиноамериканских стран утвердиться в качестве глобальных экономических игроков. Согласно исследованию, проведенному институтом Карнеги, будет нелегко не дать себя вовлечь в процесс замедления западной экономики. По мнению влиятельного американского мозгового центра, остаются такие факторы риска как инфляция и слишком низкий уровень производительности труда. Кроме того, внутренние рынки еще не настолько развиты, чтобы заменить европейских и американских потребителей, вынужденных затянуть пояса. Но помимо падения уровня потребления, немедленный эффект от кризиса государственного европейского долга проявляется в том, что «финансовые весы» стран Южной Америки решительно склоняются в сторону активов. Им удается накопить доллары и евро при снижении государственного долга в пользу роста иностранных инвестиций.

Таким образом, финансовая ситуация улучшается за счет притока капитала в Бразилию, Аргентину и Чили. Эта динамика может иметь последствия на геополитическом уровне уже в среднесрочном будущем. Достаточно вспомнить о растущей роли Бразилии в таком институте как Международный валютный фонд, где в недавние годы новое распределение квот  («специальное право на получение кредитов») повысило ее статус, сделав ее чистым кредитором. Кроме того, по мнению некоторых аналитиков, латиноамериканские страны могли бы получить прямую выгоду от кризиса в Старом Свете, потому что некоторые предприятия могут решить увеличить инвестиции в этой зоне в поисках больших выгод по сравнению с теми, которые они получают внутри европейских границ.

Некоторые большие испанские банки, например, об этом уже подумали: в 2010 году банк Santander более 35% своих сделок осуществлял в Бразилии, а банк Banco Bilbao Vizcaya (BBV) примерно 50% сделок - по всей Латинской Америки. Сильная сторона этих стран в том, что они более свободно ведут политику, преследующую собственные интересы,  даже когда Запад с ней не согласен. В то время как США и ЕС всеми силами пытаются противостоять Ирану в его стремлении овладеть атомом, в 2010 году Бразилия позволила себе снабжать режим аятолл в Иране обогащенным ураном.