«Европа может и должна использовать опыт Латинской Америки. Мы в Чили проанализировали создавшееся положение и именно благодаря этому лучше подготовились к кризису».

Член Социалистической партии, отвечавший за разработку бюджета в правительстве Риккардо Лагоса (Ricardo Lagos), Марио Марсель (Mario Marcel), а в настоящее время занимающий должность заместителя начальника отдела территориального развития и управления в Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), изучил последствия финансового кризиса в ряде стран ОЭСР и меры, предпринимаемые для их устранения.

За последние месяцы экономист Хосе Рамон Валенте (José Ramón Valente) также посвятил немало времени исследованию этой темы. Он получил образование в Университете Чикаго, был одним из главных советников нынешнего президента Чили Себастьяна Пиньеры (Sebastián Piñera) в пору его занятий бизнесом и по-прежнему внимательно следит за развитием рынков и за тем, как Чили и Латинская Америка в целом противостоят кризису.

В ходе этого интервью Валенте и Марсель, представляющие противоположные экономические школы, обмениваются мнениями и делают прогнозы относительно непростого периода, переживаемого Старым Светом. Вывод, к которому они приходят, достаточно красноречив: наверное, Европе следовало бы внимательнее присмотреться к опыту Латинской Америки.

Читайте также: Латинская Америка замедляет скорость

Валенте: Несколько месяцев тому назад большинство экономистов считали, что вероятность мирового экономического спада в этом году составляет от 70% до 80% и что этот спад приведет к краху европейской финансовой системы и евро. По прошествии первых двух месяцев 2012 года перед нами разворачивается несколько иная панорама: более спокойная, более оптимистичная, без финансового кризиса и банкротства банковских учреждений, как это было в случае с Lehman Brothers.

Марсель: Да, действительно, произошли изменения в самой атмосфере, но перспективы все же остаются весьма туманными. Я думаю, что позиции евро ослабли не в той степени, в какой об этом говорилось, главным образом потому, что никогда экономическая надежность главных стран еврозоны абсолютно не пошатнулась. Успокаивающим фактором для рынков всегда были интервенции Европейского Центробанка. Сформировался механизм ликвидности и рефинансирования долга, что уменьшило отрицательное воздействие на них рыночной стихии, способствовало выведению их из-под ее влияния и постепенно успокоило весь регион.

- Исторически Европейский Центробанк проводил очень взвешенную валютную политику, но сейчас создается впечатление, что он несколько отпустил вожжи. Финансирование банков на срок до трех лет из расчета 1% на практике привел к значительному увеличению ликвидности в еврозоне, но это таит в себе риск дальнейшего всплеска инфляции в Европе. Эта мера очень напоминает ту, к которой прибегла система Федеральная резервная система (FED) США во время финансового кризиса 2008-2009 годов. Как Вы относитесь к этой программе Европейского Центробанка, вызвавшей столь противоречивые оценки экономистов?



- Необходимость – явление достаточно неоднозначное. Время идет, и многие обстоятельства меняются. Ведь мало кто ожидал, что Федеральная резервная система станет использовать механизм прямого финансирования. Но это были времена чрезвычайных ситуаций, и эти способы решения проблем не могут служить бесконечно. Я рассматриваю вышеупомянутую программу Европейского Центробанка как нечто, что успокаивает атмосферу, в то время как европейские государства предпринимают структурные меры в рамках новых норм бюджетной политики, установленных для Европы.

Также по теме: Лагард - Мировая экономика на пути восстановления, риски остаются


- Если говорить о новой бюджетной дисциплине, которую должны соблюдать страны еврозоны, то не считаете ли Вы, что вместо того, чтобы устанавливать границы бюджетного дефицита, было бы лучше разработать правила, ограничивающие государственные расходы? Кстати, это было бы более справедливым для самих этих стран, потому что они могут это контролировать.

- Вопрос заключается в том, сколькими показателями можно управлять одновременно. В европейском процессе мы сталкиваемся с тремя показателями: задолженностью, структурным балансом и расходами. Эти три показателя могут совпасть лишь случайно. В то же время, совокупность государственных учреждений, обеспечивающих выполнение этих показателей, представляет собой достаточно сложный механизм, потому что предполагает тесное взаимодействие с Еврокомиссией.

В частности, данное взаимодействие предусматривает, что правительства должны представлять проекты своих бюджетов Еврокомиссии до передачи их на рассмотрение парламентов своих стран.

Сейчас в качестве проверки или вето –можно называть это как угодно- бюджеты постоянно представляются с обязательными для исполнения показателями. По большому счету, я хочу сказать, что существует не только много показателей, но также и сложный механизм государственных учреждений. Все это приведет к сложностям в создании новых общеевропейских бюджетных учреждений.

США сделали паузу

«США находятся в относительно спокойном состоянии, но это объясняется тем, что там сейчас в разгаре предвыборная кампания. Поэтому будет интересно посмотреть, что произойдет после президентских выборов, поскольку в практическом плане США все это время прибегали к экспансии своей бюджетной политики. Именно этим, а также минимальными реформами финансовой системы в немалой степени объясняется то, что американской экономике удалось удержаться на плаву. Повсюду в США, начиная от экономики и кончая культурой, постоянно говорят, что работать при бюджетном дефиците 7%-8% опасно для здоровья. Полагаю, что некоторые признаки бюджетной консолидации появятся в этой стране после выборов».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.