«Очевидно, что у испанцев не было ни малейшего предлога для развязывания войны и нанесения ущерба американскому континенту. Также очевидно, что это не было войной как таковой. Их действия были незаконны, победой считались убийства, а завоевания совершались в результате насилия и узурпации власти. Пролитая кровь, разграбленные города, разрушенные провинции – таковы их преступления перед Богом и людьми».

Франсиско де Миранда,1801 г.

Многие народы Латинской Америки, завоеванные испанцами, отмечают 12 Октября как День Расы, то есть образования новой латиноамериканской расы в результате слияния испанских колонистов и местных индейцев. Но нельзя было придумать лучшего названия, чтобы описать, как расовая принадлежность стала предлогом для унижения и уничтожения миллионов людей. На протяжении всех 520 лет с момента «сокрытия Америки», как называет историю испанских завоеваний перуанский социолог и политолог Анибал Кихано, коренное население континента и представители африканской диаспоры продолжают оказывать открытое сопротивление. Многие игнорируют этот факт, другие предпочли бы не обращать на него внимания, но движение сопротивления образовалось в Латинской Америки с первого же дня завоеваний, и коренные народы всегда были активными субъектами истории.

Информация о мятежах тщательно скрывалась с помощью различных механизмов культуры и идеологии, а также их подавления с применением силы. На потомках индейцев и афроамериканцев лежит расовое проклятие, которое, по сути, лишает их классовой принадлежности, в частности, преимуществ, которыми обладает рабочий класс.

Но это произошло не по их воле, а из-за того, что они долгое время были рабами крупнейшего капиталистического предприятия в истории человечества. Если в Англии капиталисты Промышленной революции прибегали к религии и ее новоизобретенным догматам, чтобы оправдать эксплуатацию рабочих, которые раньше были простыми крестьянами, в Америке пошли еще дальше, устранив саму возможность отождествления рабов с новым рабочим классом.

Эдуардо Галеано писал в своем произведении «Вскрытые вены Латинской Америки»: «Колониальная экономика Латинской Америки характеризовалась невиданной ранее концентрацией рабочей силы, сделавшей возможной такую концентрацию капитала, которая дотоле никогда еще не имела места ни в одной цивилизации».

В историческом плане отождествление индейцев и представителей негритянской расы с неодушевленными предметами настолько укрепилось в сознании, что никому и в голову бы не пришло причислить этих людей, приносящих капиталистам огромную прибыль, к рабочему классу. В этом случае, они смогли бы потребовать соблюдения своих прав или, как минимум, обсуждать условия работы с хозяевами предприятий.

Для реализации европейских экономических проектов требовалась рабочая сила. В аргументации, приводившейся в оправдание эксплуатации рабского труда и расовой дискриминации, не было недостатка. Негры-рабы необходимы были по двум причинам: 1) лень и «слабость» индейцев и 2) суровый климат, эффективно работать в условиях которого могли только выходцы из Африки. Оба довода не имеют ничего общего с реальностью, но многие европейцы и потомки европейских португальских поселенцев в Латинской Америке до сих пор верят этим предрассудкам. Не такими уж и слабыми были представители индейского населения. Они, работая  в поте лица, добывали для испанских колонистов золото и серебро на рудниках в Сакатекасе, Потоси, Гуанахуато, Пачуке, Томебамбе, Антиокии и т.д. Только в период с 1503 по 1660 годы, когда использовались примитивные технологии добычи полезных ископаемых, Испания получила 16 миллионов килограммов серебра и 180 тысяч килограммов золота из Латинской Америки. Не так-то уж и плохо поработали «ленивые и слабые» индей
цы.

Испанцы были заинтересованы в эксплуатации труда коренного населения. Но сопротивление, с которым они столкнулись, стремление ослабить могущественные империи (ацтеков или инков) и произвести деструктуризацию уклада жизни индейцев, что разрушило традиционные формы их существования и лишило их стратегий борьбы со стихийными бедствиями, привело в историческом плане к тому, что можно назвать не иначе как геноцидом.

Рабского труда одних индейцев было не достаточно по двум причинам: 1) коренное население оказало яростное сопротивление захватчикам (индейцы уклонялись от уплаты налогов, многие этнические группы скрывались в труднодоступных местах и сражались не на жизнь, а на смерть с испанцами вплоть до XVII века); и 2) геноцид в отношении этнических групп, проводимый в ключевых для развития капитализма зонах (согласно свидетельству испанского историка и гуманиста Бартоломе-де-Лас-Касаса, только на острове Ла Эспаньола (Гаити), расположенного в центре Карибского архипелага, погибло две трети коренного населения (около 50 тысяч человек), в результате репрессий, борьбы с колонистами, болезней и голода).

Индейское сопротивление вспыхнуло практически с самого начала испанского завоевания и продолжается по сей день. «Мучительный голод стискивал внутренности смиренных и кротких индейцев. Смирение – добродетель, которой наделены боги, но индейцы – люди», − писал эквадорский писатель Хорхе Икаса в своем произведении «Уасипунго». Этот острый полемический роман описывает, в каком унизительном положении оказались индейцы, и их неготовность к смирению. Можно привести огромное количество примеров сопротивления коренного населения, которые не попали ни в один официальный учебник истории.

В первое время после прибытия конкистадоров коренное население острова Гаити (который был назван Христофором Колумбом, открывшим его в 1492 году, «Ла Исла Эспаньола», т.е. «Испанский остров») не испытывало к ним вражды. Но когда начались убийства, насилие, всех индейцев старше 14 лет обязали платить золотую дань, глаза у них открылись. В 1492 году Каонабо, вождь провинции Сибао, поднимает восстание против беззакония испанских завоевателей, и до сих пор мятежи продолжаются. Имена вождей движения индейского сопротивления навсегда останутся в памяти потомков: Энрикильо, Агуйбан II, Куаутемок, Семако, Лемпира, Уррака, Руминьяви, Лаутаро, Тупак Амару II, Бартолина Сиса, Тупак Катари и т.д.

«Ленивые» индейцы не ленились бороться за свою независимость и, в ряде случаев, заставляли испанцев признать свое поражение и вступать с ними в переговоры о мире и согласии, как например, индейцы мапуче. В свою очередь, Испанская империя делала все возможное (и в большинстве случаев достигала успеха), чтобы посеять вражду между индейцами, подкупить или обмануть их, а также практиковала похищения, насилия, пытки и убийства.

Хотя технологии современного экономического империализма не сильно отличаются от вышеупомянутых (возможно, лишь стали более изощренными), сопротивление сейчас стало более очевидным. К борьбе индейцев и афроамериканцев подключились представители социальных групп, интересы которых систематически ущемляются, но которые стремятся добиться обещанного им «развития». 12 октября – день гордости и сопротивления, а не напоминание о начале кампании, которая привела к беспрецедентной эксплуатации людей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.