20-й Кубок мира, состоявшийся в «столице футбола» Бразилии завершился победой Германии. Как и любое крупное спортивное соревнование, это мероприятие оставило свой след в истории спорта, а также запомнилось некоторыми политическими особенностями.

Во-первых, вся мировая общественность ожидала, что в Бразилии Кубок мира станет настоящим праздником футбола, поэтому проведение забастовок и протестов вызвало всеобщее недоумение. Проводя демонстрации еще до начала чемпионата, местное население Бразилии требовало направить расходуемые на инфраструктуру средства на социальные нужды населения. Протестные выступления дают возможность понять, как местные жители относятся к позиции, на которую Бразилия, уже ставшая экономическим гигантом Латинской Америки, претендует на мировой сцене. Бразилия хочет в ближайшем будущем войти в первую пятерку экономик мира, а также стремится стать постоянным членом Совета Безопасности ООН. Этот чемпионат словно стал первым тестом для Бразилии, желающей быть глобальным игроком в политической архитектуре XXI века. Чемпионат мира — акция глобального масштаба. В этой ситуации протесты местного населения можно оценить как антиглобализационный шаг. И, значит, позиция, на которую сегодня претендует Бразилия, пока не находит понимания у населения этой страны.

В играх хозяйки чемпионата, сборной Бразилии, также присутствовали некоторые моменты, которые можно отнести к политической плоскости. Основная конкуренция здесь развернулась в масштабе всего американского континента. Во-первых, если бы «у себя дома» Бразилия проиграла Уругваю, это, вероятно, могло бы привести к мощному кризису. Принимая в 1950 году первый послевоенный чемпионат мира, Бразилия потерпела поражение в матче со сборной Уругвая, что до сих пор считается крупной катастрофой в истории этой страны. Поэтому граждане каждого из двух государств воспринимают встречу Бразилии и Уругвая как событие, обладающее особым политическим значением.

Однако проигрыш Уругвая Колумбии устранил опасность. А матч Бразилии и Колумбии в четвертьфинале был назван «битвой кофейных империй». Согласно данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН, Бразилия удерживает первое место в мире по производству кофе, Колумбия — второе. И после игры на чемпионате места кофейных гигантов не изменились: победила Бразилия. Если бы Бразилии удалось выйти в финал, мы стали бы свидетелями борьбы за лидерство в Латинской Америке. Но в финале американский континент представляла Аргентина.

Чемпионат в Бразилии вызывал немалый интерес и с точки зрения положения европейских стран. Он показал, что опорное кольцо глобального кризиса — Европа. При этом европейские страны наглядно продемонстрировали, что наряду с финансово-экономическим, культурным, международно-правовым кризисами есть у них проблемы и в футболе. В противном случае такие страны, как Испания, Великобритания, Италия вышли бы из группы. Германия, впрочем, став чемпионом, защитила имидж «старого континента».

В целом в последнее время Германия впервые после Второй мировой войны стала проводить самостоятельную экономическую и политическую линию. Так, Германия, в отличие от других своих западных партнеров, предпочла держаться в стороне от событий вокруг «арабской весны». Не забыл Берлин о национальных интересах и во время кризиса на Украине. Принимая во внимание зависимость страны от углеводородных ресурсов России, Германия заняла достаточно либеральную позицию в отношении украинских событий. Она не хочет навредить своему сотрудничеству с Россией, встав на чью-либо сторону. С другой стороны, в последнее время мы видим, что начали возникать определенные проблемы в отношениях Германии и США. Так, Берлин стал возражать против контроля США с применением шпионских методов. На самом деле тот факт, что такого рода контроль существует, ни для кого (особенно для немецких официальных лиц) не был секретом уже после Второй мировой войны. Однако Германия впервые открыто выразила свой протест. Таким образом, когда сборная Германии стала чемпионом, политическая линия Берлина, которая сегодня выглядит достаточно независимой, будто бы нашла свое логическое завершение.

Матчи европейских команд, вышедших из группы, были важны с точки зрения демонстрации политического веса европейских государств. В этой связи внимание всего мира привлек матч Германии и Франции. Интересный момент состоял в том, что на этом чемпионате французы, возможно, впервые в своей истории массово болели за сборную Германии. Правда, это произошло не в ходе матча Германии и Франции: все дело было в игре Франции с Алжиром. Этот матч вызвал такую бурную реакцию болельщиков алжирской сборной, которая впервые в истории чемпионатов мира вышла из группы, что они решили отметить это историческое событие во Франции. Но в итоге французы не разделили ликования алжирских мигрантов в Марселе и других французских городах, и все обернулось массовыми беспорядками. В итоге в ходе матча Германии и Алжира французы поддерживали своего вечного соперника — Германию.

Вообще можно сказать, что Алжир провел едва ли не важнейшую линию на политической арене 20-го чемпионата мира. Политический оттенок играм с участием этой страны придавало то обстоятельство, что все основные игроки команды родились во Франции. Воспитание поколения мигрантов, из которых можно было бы собрать целую французскую сборную, и предпочтение ими собственной родины создает для Европы необходимость в сведении счетов с этими новыми жителями.

Отдельный вопрос на этом чемпионате заключался в том, как будет выглядеть сборная Франция без своего звездного алжирца Карима Бензема. В целом из 23 футболистов в кадровом составе сборной Франции 12 имеют африканское происхождение, большинство из них — мусульмане. Сегодня, будучи одной из коренных стран Европы, Франция лицом к лицу столкнулась с набирающей силу позицией мусульманского меньшинства. Особенно крупным политическим весом мусульманские мигранты обладают на средиземноморском побережье Франции.

Сборная Алжира запомнилась и отдельными политически окрашенными действиями ее футболистов. Некоторые арабские бизнесмены и деятели искусства пообещали алжирцам денежное вознаграждение за каждый забитый на чемпионате гол, а также автомобиль последней модели в случае победы. В ответ на это игрок сборной Алжира Ислам Слимани заверил, что деньги нужны не ему или его товарищам по команде, а жителям Палестины. Многие расценили это как мусульманский фанатизм игроков Алжира — государства, которое не демонстрирует особой активности в исламском мире.

Но были и другие моменты, способные оставить политическое впечатление об этом чемпионате. Открыто одетые иранские болельщицы, обращения о получении статуса беженца, которые последовали от порядка 200 ганцев, прибывших в Бразилию по туристической визе, трансляция на официальном телеканале КНДР смонтированных кадров, повествующих о том, как сборная этой страны становится чемпионом (рассказывающий об этом ролик на Youtube оказался подделкой — прим. ред.) — таким запомнится проведенный в Бразилии чемпионат.

Итак, 20-й чемпионат мира вошел в историю как событие, богатое политическими сюжетами глобального масштаба. Победу Германии, которая в последнее время стремится проводить независимую политику, нельзя считать случайной. Новая схема распределения сил на политической карте Европы находит свое отражение и в футболе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.