Поскольку энергетической стратегии России в Центральной Азии грозит серьезная опасность, она пытается создать видимость того, что все в норме, используя это в качестве первого шага по утверждению своей ведущей роли в энергетике региона.

Всю прошлую неделю премьер-министр Владимир Путин работал в режиме борьбы за живучесть. 20 апреля он отправил российскую делегацию в Ашхабад на экстренные консультации с туркменским лидером Гурбангулы Бердымухамедовым. Главная цель этой миссии заключалась в ликвидации трещин в двусторонних отношениях, которые возникли 9 апреля из-за взрыва на газопроводе.

На полуофициальном туркменском информационном вебсайте Turkmenistan.ru 21 апреля отмечалось, что на встрече между Бердымухамедовым и российской делегацией, возглавляемой заместителем премьер-министра Игорем Сечиным, возникшую напряженность снять не удалось. Согласно сообщению вебсайта, Сечин озвучил стремление России "делать все возможное для укрепления и развития" двусторонних отношений в сфере энергетики. Весьма показательно то, что в сообщении ничего не говорится о реакции Бердымухамедова на попытки примирения со стороны Сечина. Вместо этого сообщается, что "российская сторона была подробно проинформирована о позиции Туркменистана" в нынешнем энергетическом споре.

Перед поездкой делегации в Ашхабад Путин 16 апреля отправил Сечина и главу "Газпрома" Алексея Миллера в экстренное турне по Центральной Азии для проведения переговоров с руководством Казахстана, Туркменистана и Узбекистана по вопросу газовых поставок.

Всего год назад казалось, что Россия успешно укрепляет свой контроль над экспортом газа из Центральной Азии, когда она предложила платить за центральноазиатский газ по европейским ценам. Но начался общемировой экономический кризис, и "Газпром" теперь из последних сил пытается сохранить собственное экономическое благополучие. А Москва, похоже, ищет способ выбраться из ставших весьма обременительными контрактов на покупку газа, сохранив при этом свою доминирующую роль на энергетическом рынке Центральной Азии.

Однако лидеры этого региона, похоже, очень быстро теряют веру в Россию. Туркменистан предпринял быстрые действия по переориентации своей энергетической стратегии. 15 апреля его государственная компания "Туркменгаз" направила делегацию в Тегеран на переговоры с иранским руководством по новому экспортному соглашению. А 16 апреля Туркменистан подписал соглашение с немецкой компанией RWE AG о разработке шельфовых газовых месторождений, которое предусматривает в перспективе поставки газа на экспорт.

Сделка с RWE может стать предвестницей твердого решения Туркменистана начать экспорт газа по давно запланированному к строительству транскаспийскому трубопроводу, который должен пойти в обход России.

Тем временем, Казахстан в последние дни демонстрирует, что видит надежного энергетического партнера в Китае. В то же время пренебрежение к России проявил Узбекистан, отказавшись послать своих представителей на состоявшуюся 15 апреля встречу министров иностранных дел стран-членов Организации Договора о коллективной безопасности. Отсутствие на встрече узбеков породило предположения о том, что Ташкент может выйти из состава альянса.

В условиях, когда энергетические позиции России в Центральной Азии ослабевают, некоторые официальные представители призывают правительство пойти на решительные меры. Одним из таких представителей является вице-спикер Госдумы Валерий Язев. Во время пресс-конференции 21 апреля, которая состоялась в государственном российском информационном агентстве "РИА Новости", Язев призвал правительство России не только подписать соглашения о закупке всего добываемого в Центральной Азии природного газа, но и прибрать к рукам газовый экспорт Ирана. По его словам, такие действия - это единственно возможная гарантия того, что центральноазиатские государства не выпадут из российской энергетической сферы влияния.

Независимые эксперты утверждают, что реализовать такую схему будет невозможно. Аналитик компании "Файненшл Бридж" Дмитрий Александров говорит о том, что хотя теоретически монополизировать газовый экспорт из Центральной Азии за 10-летний период возможно, на практике эта идея неосуществима из-за огромного интереса Китая к энергоресурсам данного региона. Кроме того, Иран никогда не согласится на такой план, утверждает Александров.

"[Контроль над всем газом Центральной Азии] потребует особых действий и усилий, но в случае с Ираном это абсолютно невозможно, - заявил Александров EurasiaNet, - режим в Иране весьма специфично относится к сотрудничеству с Россией в газовой области, и он может изменить свои позиции, если Европа покажет, что готова к компромиссу в политических и экономических вопросах".

Обсудить публикацию на форуме

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.