Euobserver/Брюссель. Члены ЕС проголосовали за снятие эмбарго на поставки оружия в Узбекистан. Этот шаг расценивается активистами правозащитного движения как бесчестный и удручающий.


На встрече дипломатов ЕС в Брюсселе во вторник (20 октября)  было одобрено решение, которое было без всяких дискуссий проштамповано министрами иностранных дел в понедельник в Люксембурге.


В проекте заявления министров, в частности, говорится: «В целях оказания поддержки узбекским властям в дальнейших важных шагах по улучшению правопорядка и ситуации с правами человека на месте, а также принимая во внимание взятые ими на себя обязательства, Совет решил не возобновлять действие ограничительных мер, установленных на основе Общей Позиции Совета (в 2008) году.


В этом заявлении «приветствуются» некоторые «позитивные шаги, предпринятые в последние годы», и они поддерживаются. Среди прочего отмечается участие Узбекистана  в диалоге ЕС по правам человека и главенству закона, освобождение некоторых правозащитников, введение habeas corpus (лат.: предписание о представлении арестованного в суд – прим. переводчика), а также подписание конвенций, запрещающей детский труд.


Согласно процедуре ЕС, эмбарго на продажу оружия должно закончиться в ноябре, а для его возобновления требуется единогласное голосование всех 27 стран.
Однако Германия еще на раннем этапе сигнализировала в дискуссиях и  том, что она выступает против продления ограничений. Представители этой страны заявили, что введенные санкции уже сделали свое дело за последние четыре года и послужили стимулом для того, чтобы Узбекистан начал переговоры о реформах.
Эмбарго на поставки оружия было введено в 2005 году в ответ на кровавую бойню, когда узбекские солдаты из джипов вели огонь из крупнокалиберных пулеметов по толпе гражданских лиц на городском рынке города Андижана. Тогда были убиты по меньшей мере 187 человек.


Узбекистан отклонил требование ЕС о проведении независимого расследования этих событий, а переговоры на тему о правах человека между Узбекистаном и ЕС были охарактеризованы как пустые и формальные теми дипломатами из Евросоюза, которые принимали в них участие.
Правозащитники утверждают, что репрессии только ужесточились за последние годы. Двенадцать известных политических заключенных по-прежнему находятся за решеткой. Имеются данные об одном погибшем в тюрьме, а также о многочисленных применениях пыток. Детей все еще  заставляют работать на уборке хлопка, который затем покупают европейские фирмы.


«Эти отдельные «позитивные шаги» вряд ли могут выходить за рамки работы с общественностью, направленной на ослабление режима санкций, который вызывает значительно более сильное недовольство узбекского правительства, чем оно было бы готово признать», отметила Жаклин Хейл (Jacqueline Hale) из Open Society Institute.
«То, что эти страны (члены ЕС) даже не хотят провести честную оценку ситуации с правами человека – это скандал», заявила Вероника Сенте Голдстоун (Veronika Szente Goldstone) из Human Rights Watch. «Это меня удручает».


Германия имеет крупнейшее посольство в Ташкенте, авиабазу в Термезе на юге страны, откуда ведется снабжение немецкого военного контингента в Афганистане. Кроме того, около 50 немецких компаний ведут активную работу в этой стране. Именно поэтому Германия в последние годы играет решающую роль при определении политики ЕС в отношении Узбекистана.
Вице-президент исследовательской  организации International Crisis Group Ален Делетроз (Alain Deletroz)  отметил существующий парадокс в подходе Берлина на страницах немецкого еженедельника Die Zeit от 20 октября.


«Хотя немцы и принимают участие в так называемой мирной миссии в Афганистане, они снабжают свой контингент из той страны, где людей могут арестовать, подвергнуть пыткам или убить за их политические убеждения. В то время как немцы строят школы и вкладывают средства в образование в Афганистане , в Узбекистане 2 миллиона школьников в возрасте от девяти и больше каждую осень вынуждены работать на хлопковых плантациях», подчеркнул он.