Евросоюз отменил во вторник последние санкции, введенные против Узбекистана в 2005 году. Власти ЕС отменили эмбарго на продажу Узбекистану оружия. Изначально санкции были приняты после расстрела мирных демонстрантов в узбекском городе Андижане 13 мая 2005 года. Решение об отмене эмбарго на поставки вооружений в эту бывшую советскую республику Средней Азии было принято 26 октября на встрече послов стран-членов ЕС в Брюсселе. Официальным это решение было утверждено сегодня на совете министров иностранных дел в Люксембурге.

 

Санкции были введены против Узбекистана после кровавого разгона мирных манифестантов в Андижане 13 мая 2005 года. Решение ЕС продиктовано стремлением «поддержать» власти этой страны в предпринятых  мерах по укреплению правового государства, - говорилось в проекте декларации министров иностранных дел Евросоюза. Речь идет об освобождении ряда политических заключенных, отмене смертной казни и усилиях в направлении улучшения условий содержания заключенных в тюрьмах. Однако ЕС намеревается «пристально наблюдать за положением с правами человека в Узбекистане», которое «продолжает серьёзно беспокоить» страны Евросоюза и через год решит следует ли интенсифицировать двустороннее сотрудничество с этой страной, - говорится в этой  декларации. О нынешнем положении с правами человека в Узбекистане РФИ рассказала узбекская правозащитница, исполнительный директор правозащитной организации "Мазлюм" ("Угнетённые" ) Дилорм Исхакова.

 

Ярослав Горбаневский: Политзаключенные в Узбекистане – кто они и сколько их, за что их лишают свободы?

 

Дилором  ИСХАКОВА:  Точное число политзаключенных назвать трудно, но мы считаем, что их больше двух тысяч.  Это оппозиционеры, правозащитники, - т.е. за оппозиционную, правозащитную  деятельность. Основная часть религиозных заключенных – это члены запрещенной партии Хезб-ут-Тахрир

Как рассказывал один заключенный Хезб-ут-Тахрира, который потом вышел на свободу, это было много лет назад: «они меня так пытали, требовали, чтобы я называл фамилии, и от этой страшной боли я называл первого, кого вспоминал – соседа, брата, свата, - это уже не имело значения»… Всех этих людей потом арестовали. Это – жертвы пыток одного человека. Одного пытают, других сажают. Я не помню ни одного процесса  по религиозным партиям в Узбекистане, чтобы там судили одного человека.  Это обязательно группа.

 

- Назовите конкретные примеры правозащитников, которые попали в тюрьму за свою деятельность.

 

- Могу назвать Агзама Тургунова, он президент  правозащитной организации «Мазлум» . Он сейчас сидит, суд проходил в Каракалпакии.  Я участвовала там и удивлялась – хотя за 20 лет я должна была уже привыкнуть к этому . Я удивилась тому, что они даже не скрывают, что дело сфабриковано. Абсолютно сфабрикованное дело, но, тем не менее, человеку дали 10 лет. Агзам Тургунов является также секретарем демократической партии «Эрк». За его политическую и правозащитную деятельность  он пострадал и сидит.