ДОЛИНКА, Казахстан - Единственное их преступление заключалось в том, что они были немцами.

Ледяной ветер хлещет ему в лицо, но Виктор Фаст неотрывно смотрит на ряды полуразвалившихся бараков, стоящих в снегах центрального Казахстана. Здесь его родители вместе с миллионами других российских немцев провели долгие годы в страшных советских исправительно-трудовых лагерях.

"Это было горькое время", - говорит Фаст, чьих родителей в 30-е годы обвинили в пособничестве нацистам, хотя их предки веками жили в России, будучи простыми крестьянами.

"В то время быть немцем было плохо", - вспоминает Фаст. Сегодня ему 58 лет, и он живет во Франкфурте. Но Фаст часто приезжает в это богом забытое место, чтобы отдать дань уважения тем, кто погиб здесь во времена сталинских чисток.

С 30-х по 60-е годы погибли миллионы людей, в том числе, этнические немцы и инакомыслящие русские. Они не смогли пережить голод и пытки в лагерях ГУЛАГа, разбросанных по всей России от арктической тундры до неприветливых казахских степей.

Под ногами Фаста скрипит снег, когда он идет по улице Долинки - деревни, которая располагалась в самом центре сети гулаговских лагерей Казахстана. О ее печальном прошлом напоминают лишь обрывки колючей проволоки да полуразрушенные бараки, многие из которых переделаны в дома.

Прошли десятилетия, и весь мир признает сегодня, что сталинская кампания Большого Террора была одним из величайших преступлений против человечества. Однако бывшие узники и активисты жалуются на нежелание России признать и примириться со своим ужасным прошлым.

"Люди не ценят свои воспоминания, - замечает Фаст, говорящий по-русски с немецким акцентом, - семьдесят лет советской политики стерли их память".

Пока Москва спорит о роли Сталина в истории, правозащитники обвиняют Россию Владимира Путина в попытках обелить губительное наследие диктатора и превратить сталинские чистки в забытую главу советской истории.

В России очень мало ведется дискуссий о лагерях ГУЛАГа, а во время прошлогодних опросов, проводившихся по всей стране, Сталин стал третьей по популярности фигурой в российской истории.

На одной из станций московского метро недавно восстановили эпиграф, восхваляющий Сталина. В понедельник коммунисты возложили венки к его могиле, отметив 130 лет со дня рождения Сталина в Грузии.

"Осуществляются тихие попытки реабилитировать Сталина и доказать преимущества жесткого правления. Это вызывает большое беспокойство, - говорит 71-летняя известная исследовательница истории ГУЛАГа Екатерина Кузнецова, - но история вещь коварная. Она имеет тенденцию повторяться".

Массовые захоронения

Неясно, сколько точно погибло людей в казахстанских лагерях ГУЛАГа, которые известны под общим названием Карлаг. Общие данные по количеству жертв также разнятся от полутора до 20 миллионов. Жители Долинки называют лежащую вокруг степь одной огромной братской могилой.

Одно из полей утыкано крестами. Это место, где похоронили сотни детей - "отпрысков врагов народа". Его называют "мамочкиным кладбищем".

В служебной записке НКВД от 1943 года, которую удалось прочитать корреспондентам Reuters, сухо сообщается: "В Карлаге резко выросла смертность среди заключенных … Проведя рабочую смену на морозе, многие не в состоянии отогреться в холодных бараках … и умирают, не получая никакой медицинской помощи".

Над этой частью Казахстана сталинское наследие нависло подобно темной туче. Это обширное степное государство казалось советским правителям достаточно удаленным районом, чтобы испытывать там атомные бомбы и держать в заключении диссидентов.

Прошло двадцать лет с тех пор, как Казахстан обрел независимость, но сам он пока не сумел примириться со своим прошлым, стремясь поддерживать хорошие отношения с Россией, которая является  его крупнейшим торговым партнером.

Многие недовольны нежеланием государства отказаться от своего советского наследия в этой стране, где более миллиона казахстанцев погибло в гулагах и умерло от организованного Советами голода в 30-е годы.

На прошлой неделе в Алма-Ате собрались сотни людей, чтобы выступить с осуждением своего правительства, сохраняющего советский стиль руководства и делающего явно недостаточно для бережного отношения к прошлому.

"Это трудная тема. Я бы сказал, что она запретная", - заявляет исследователь из Германии Ахим Шмиллен (Achim Schmillen), приехавший в Долинку, чтобы посетить мемориал ГУЛАГа.

"Отношения с Россией очень важны. Им сложно избрать правильное отношение и установить свою идентичность".

Смерть Сталина

Многие бывшие лагеря являются сегодня частью тюремной системы Казахстана. Некоторые, такие как ряды брошенных бараков в Долинке, превратились в свалку. Жители деревни, тепло одетые в этот морозный день, когда температура опустилась до минус тридцати градусов, отворачиваются прочь, быстро проходя мимо.

Крохотный деревенский музей переполнен экспонатами ГУЛАГа, а его стены как обоями оклеены фотографиями заключенных с изможденными лицами.

На виду у всех лежит дневник, который вел один из заключенных. Там есть запись, торопливо сделанная в марте 1953 года. "Сегодня объявили, что умер Сталин … Не могу в это поверить".

После смерти Сталина Карлаг закрыли. Многие бывшие заключенные и их охранники, которым зачастую некуда было ехать, оставались жить в одних и тех же деревнях, формируя непростой синтез человеческих трагедий, никогда не обсуждавшихся открыто.

"После распада СССР кое-кто начал беспокоиться, что из могут привлечь к суду за преступления против человечности, - говорит исследователь Кузнецова, - но конечно же, никто за ними так и не пришел".

Россия отвергает обвинения в том, что она пытается оправдать тоталитарную сталинскую систему. В октябре президент Дмитрий Медведев заявил, что преступлениям прошлого нет прощения.

Но выжившие в лагерях думают иначе. Михаила Шмуйлова посадили за то, что он не застрелился, когда во время войны в 40-е годы его захватили в плен немцы. Этот 90-летний старик с горечью отзывается об отношении России к своей истории.

"Я никогда не был коммунистом. Но после всего пережитого я стал настоящим антисоветчиком", - говорит Шмуйлов, сидя в своем деревянном доме в Алма-Ате, который он искусно украсил статуями Будды, картинами и старыми черно-белыми фотографиями.

"Сегодня мы снова повсюду видим фотографии Ленина и Сталина. Я считаю, что это возмутительно. Коммунизму не должно быть прощения".