Недавно один из посетителей, зашедших к Кариму Масимову, обнаружил премьер-министра Казахстана сидящим, положив ноги на стол, и читающим книгу по китайской философии.


Г-н Масимов учился в Пекине и Хунани и считается экспертом по Китаю – а в наше время это важно. Только в этом году правительство Казахстана получило от Китая 15 миллиардов долларов финансовой помощи. Взамен оно обещало КНР поставки нефти, металлов и продовольствия.


Однако у этих кредитов, которые Китай выделяет казахам, вытесняя попутно Россию, ранее бывшую главным торговым партнером Казахстана, есть своя политическая цена. В определенных кругах они пробуждают опасения по поводу возможной ползучей колонизации Китаем этой богатой нефтью среднеазиатской страны.


Г-н Масимов утверждает, что Китай не представляет угрозы для независимости Казахстана. «Мы стараемся соблюдать баланс между Китаем и Россией. Пока сохраняется этот баланс – все в порядке, и на нас никто не может давить», - заявил он Financial Times.


Китайские кредиты помогают казахам бороться с рецессией, начавшейся в стране после того, как кредитный кризис лишил ее частные банки притока займов из-за рубежа, от которых они в большой степени зависели. Падение цен на нефть также сказалось на экономике страны, обнажив чрезмерную зависимость Казахстана от экспорта энергоносителей.


Россия, которую кризис также поверг в рецессию, снизила свою инвестиционную активность в Казахстане. Западные финансовые институты, пострадавшие от масштабных списаний долгов казахскими банками, вряд ли в ближайшее время восстановят кредитование.
«Мы ведем очень прагматичную политику, - говорит г-н Масимов. – Нам необходимо поймать волну роста, начавшегося в Китае».


С тех пор, как в 1991 году распался Советский Союз, Казахстан старался аккуратно балансировать между геополитическими силами, деля свои обширные нефтяные ресурсы между Россией, Китаем и Западом. Однако глобальная рецессия позволила Китаю вырваться вперед, добраться до нефтяных активов и начать экспансию в другие отрасли экономики.


В апреле Китай одолжил Казахстану 10 миллиардов долларов, чтобы обеспечить себе на будущее поставки нефти и добиться для Chinese National Petroleum Corporation права получить долю в «ММГ» - пятой по величине нефтяной компании Казахстана, которую ранее пробовала купить российская «Газпромнефть». Пропускная способность нефтепровода, построенного CNPC в 2006 году, чтобы доставлять нефть из Казахстана в Китай, недавно была увеличена до 400 000 баррелей нефти в день, что составляет одну пятую объемов казахского экспорта.


Президент Китая Ху Цзиньтао (Hu Jintao) в этом месяце нанес визит в Астану, посетив церемонию открытия нового газопровода из Средней Азии в Китай, и предложил еще 5 миллиардов долларов на развитие переработки нефти, ядерной энергетики, металлургии и сельского хозяйства.
Г-н Масимов считает, что шаги по углублению экономической интеграции с Россией должны нейтрализовать рост влияния Китая в Казахстане.


В прошлом году Россия, Белоруссия и Казахстанa после десяти с лишним лет дискуссии договорились, наконец, создать таможенный союз, который даст трем странам беспошлинный доступ к общему рынку в 170 миллионов человек.


В рамках укрепления сотрудничества в энергетической сфере российский госбанк «ВЭБ» согласился частично финансировать строительство в Казахстане новой электростанции, чтобы увеличить экспорт электроэнергии в Россию.


Тем не менее, рост влияния Китая в стране пробудил исторический страх перед имперскими амбициями Пекина. На прошлой неделе казахские активисты провели акцию протеста против предложения Китая взять в аренду сельскохозяйственные угодья у западной границы Казахстана, в котором они видят начало китайской экспансии.


По словам г-на Масимова, Казахстан обсуждает с Китаем соглашение о финансировании проектов по развитию сельского хозяйства. «Мы не отдаем Китаю землю – это запрещено земельным кодексом. Однако, если у нас есть покупатель на урожай, будь это Китай или Аравия, мы будем иметь с ним дело», - говорит он.