В Вашингтонстане еще остались нефтяные зомби времен Буша, по-прежнему шатающиеся по опустошенной рецессией местности и бездумно бубнящие свою каспийскую мантру: «Счастье – это многочисленные трубопроводы» - если только, конечно, они ведут на Запад и в обход России с Ираном. Недавно они добавили к своему словарю новое слово «Набукко» и, что еще хуже, укусили ряд чиновников администрации Обамы и гостящих в Вашингтоне европейских политиков, которые вступили в их ряды.

Их мышление остается несколько затуманено первобытными воспоминаниями о «расплывчатой математике» Буша, так как статистика по поводу «Набукко» противоречива, если не сказать больше. Вице-президент государственной нефтяной компании Азербайджана SOCAR Эльшад Насиров угрожает начать продавать азербайджанский природный газ, который на сегодняшний день является единственным прогнозируемым источником наполнения «Набукко», азиатским странам, если Европа вновь отложит строительство трубопровода.

Строительство трубопровода длиной 2050 миль, впервые предложенное в 2002 году, предварительно назначено на начало следующего года. Предполагается, что строительство будет закончено к 2014 году. При растущей стоимости, изначально оцененной в 11,4 миллиарда долларов, «Набукко» станет самым дорогим из когда-либо построенных трубопроводов. Стоимость его строительства уже более чем в три раза превышает стоимость нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан длиной в 1092 миль. Привлечение столь значительной суммы во время мировой рецессии потребует от участников очень большой веры.

Даже предположив, что сторонникам «Набукко» удастся собрать кружок простофиль, ой, простите, инвесторов с глубокими карманами, единственным обещанным объемом для предполагаемой пропускной способности «Набукко» в 31 миллиард кубометров ежегодно, являются объемы с будущего оффшорного месторождения Шах-Дениз, разрабатываемого Азербайджаном на Каспии. Объем производства на этом месторождении прогнозируется в размере 8 миллиардов кубометров в год. Даже если Шах-Дениз и будет обеспечивать поставки в «Набукко», текущая обещанная пропускная способность подразумевает дефицит в 23 миллиарда кубометров, что ведет нас к вопросу о том, чей именно природный газ будет транспортировать «Набукко», особенно если SOCAR откажется гарантировать поставки, а геополитика Вашингтона не подразумевает участия России или Ирана в этом проекте? В этом случае вся пропускная мощность «Набукко» может оказаться незадействованной.

Для тех, кто знаком с историей торговли энергоресурсами на постсоветском пространстве, нефтепровод Одесса-Броды, длиной в 419 миль и стоимостью в 500 миллионов долларов, построенный в 2001 году, являет собой предостережение по поводу строительства трубопроводов, не имеющих гарантий поставок. Украинское правительство необдуманно профинансировало строительство трубопровода, идущего из черноморского порта до польской границы, без иностранных инвестиций, несмотря на то, что у него не было твердых обещаний поставок ни от одного из государств-производителей нефти. После того, как трубопровод оставался неиспользованным в течение трех лет, в 2004 году Киеву пришлось неохотно согласиться на транспортировку по нему российской нефти, идущей с севера на юг, на экспорт из Одессы, вместо того, чтобы перекачивать нефть с юга на север, на центральноевропейские рынки, как предполагалось изначально.

Ситуацию с «Набукко» также осложняют различающиеся транзитные и ценовые стратегии стран, через которые пройдет трубопровод. Основным географическим препятствием, влияющим на успех «Набукко», является тот факт, что, даже если (как утверждают некоторые горячие сторонники «Набукко») консорциуму удастся убедить Туркменистан поставлять в трубу свой природный газ, морское дно Каспийского моря до сих пор не разграничено между пятью государствами, граничащими с этим водоемом. Этот вопрос остается неразрешенным спустя 18 лет после того, как развал СССР отменил двусторонние советско-иранские соглашения 1920 и 1941 годов, посвященные вопросу водам материковой отмели. Строительство трубопровода по морскому дну, право собственности на которое в данный момент оспаривается, обогатит юристов, занимающихся морским правом, но мало кого еще.

Вопрос соперничающих претензий на воды и морское дно Каспийского моря нельзя списать на педантизм. В июле 2001 года Иран отправил военные самолеты и боевой корабль, чтобы припугнуть два азербайджанских исследовательских судна, нанятых BP, и заставить их покинуть месторождение Алов-Араз-Шарг, которое по утверждению Азербайджана находится в его секторе Каспийского моря, однако Иран оспаривает это заявление. Крайне маловероятно, что Россия и Иран останутся безучастными, в то время как на Каспии строят подводный трубопровод, исключающий их участие.

Надежды на то, что туркменский газ заполнит свободные пропускные мощности «Набукко», является еще одной попыткой выдать желаемое за действительное. В прошлом месяце газопровод, соединяющий прикаспийские месторождения Туркменистана с китайской провинцией Синьцзян, был открыт в присутствии президентов Китая, Туркменистана, Казахстана и Узбекистана. В этом году по новому газопроводу будет перекачано 13 миллиардов кубометров газа, к концу 2011 года этот объем должен вырасти до 30 миллиардов кубометров, а к 2013 году он составит более 40 миллиардов кубометров, по сути, забрав себе любой прирост туркменского производства, который может случиться в обозримом будущем. Любые поставки газа из Казахстана, что является еще более удаленным проектом, столкнутся с теми же географическими ограничениями в том, что касается Каспийского моря, в то время как «Газпром» впитывает в себя излишки казахской газодобычи.

Что приводит всех, кроме самых заблуждающихся еврократов и вашингтонских аппаратчиков, к неудобныму вопросу из области «расплывчатой математики»: какое же из пяти прикаспийских государств – Азербайджан, Иран, Казахстан, Россия или Туркменистан – будет ежегодно поставлять в «Набукко» 31 миллиард кубометров газа?

Но проектом «Набукко» правит сложная неразбериха жадности, европейских внешнеполитических стратегий и продолжающейся веры, являющейся бредовым наследием администрации Буша, в то, что каспийские энергоресурсы почему-то «принадлежат» Западу, и, более того, что и Россия, и Иран услужливо отступят в сторону, в то время как западный капитализм проводит в жизнь еще одну энергетическую инициативу, затмевающую нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан.

Европейский интерес к «Набукко» усиливается неприятным осознанием того, что с 1991 года Европа все больше и больше зависит от поставок российского газа, и на сегодняшний день 40 процентов европейского газового импорта поставляется российской государственной монополией «Газпром». Так как Москва по-прежнему в основном полагается на свою восточноевропейскую сеть трубопроводов, построенную в советские времена, ежегодные зимние споры между Москвой и Киевом по поводу тарифов на поставки и транспортировку газа, глубоко травмировали Брюссель и привели к тому, что европейцы начали исступленные поиски альтернатив в отчаянной попытке добиться энергетической безопасности. Трубопровод «Набукко» должен транспортировать каспийский и среднеазиатский газ через Турцию и государства Балканского полуострова в Австрию, в обход как России, так и Украины.

Эта ситуация может лишь ухудшиться со временем, так как Европейская комиссия прогнозирует, что потребление газа в ЕС вырастет на 61 процент по сравнению со своим текущим уровнем в 502 миллиарда кубометров в год до 815 миллиардов кубометров к 2030 году.

Таким образом, навязчивая реклама «Набукко» является ответом на молитвы еврократов. Пайщиками консорциума «Набукко» являются австрийская OMV, венгерская MOL, болгарская Bulgargaz, румынская Transgaz, турецкая Botas и немецкая RWE. Каждой фирме принадлежит 16,7 процента акций. Стоит заметить, что ни у одной из участвующих в концорциуме стран нет своего собственного производства газа.

Есть один потенциальный поставщик, который может сделать проект «Набукко» успешным, но для Вашингтона его кандидатура неприемлема: речь идет об Иране. Иран владеет 16 процентами мировых запасов газа, больше – только у России. Вашингтон много раз четко давал понять, что выступает против участия Ирана в «Набукко». В прошлом месяце специальный посол США по энергетическим вопросам в Евразии Ричард Морнингстар (Richard Morningstar) заявил: «Мы постоянно говорим, что, по нашему мнению, Иран не может стать частью каких-либо новых проектов в Южном коридоре».

В ответ, выступая после заседания совместной экономической комиссии Ирана и ОАЭ, прошедшего в Тегеране 8 декабря, министр иностранных дел Ирана Манучхер Моттаки едко заметил: «Мы и не знали, что европейцы доверили американцам принимать решения по поводу трубопровода». Затем Моттаки угостил европейцев еще одной дозой реальности, заявив: «Разговоры о трубопроводе «Набукко» без участия Ирана не приведут ни к чему, кроме как к трубопроводу без газа». Замечания Моттаки прозвучали в унисон со словами российского премьер-министра Владимира Путина, заявившего в марте, что «Набукко» нереалистичен без участия Ирана.

У «Набукко» есть и свои местные критики. Азербайджанский политолог Ильгар Велизаде заметил, что высокая стоимость «Набукко», составляющая по последним прогнозам от 11,8 до 13,1 миллиарда долларов, делает проект просто несостоятельным в контексте текущего глобального финансового кризиса. В результате Велизаде считает, что менее дорогостоящий трубопровод «Посейдон», который мог бы доставлять природный газ с месторождения Шах-Дениз в Италию, был бы более важен для Европы, Азербайджана и Турции, чем «Набукко».

Рассуждают ли азербайджанцы всерьез или просто блефуют, надеясь вызвать поток инвестиций в «Набукко»? Страхуя свои ставки, Баку уже исследует альтернативные рынки для своего газа. 26 декабря президент государственной компании SOCAR Ровнаг Абдуллаев заявил, что хотя по условиям контракта от 14 октября поставки азербайджанского газа в Россию в 2010 году должны были составить 500 миллионов кубометров, его компания решила удвоить поставки до 1 миллиарда кубометров. Хотя это лишь малая доля объемов, обещанных «Набукко», российский «Газпром» уже дал понять, что будет рад купить любые дополнительные объемы азербайджанского газа по мировым ценам.

«Набукко» пока держится, благодаря все более устарелым идеологическим опасениям времен администрации Буша, которая продвигала строительство трубопроводов, обходящих и Россию и Иран, питаемым страхами Брюсселя по поводу украино-российский ценовых споров, способных прервать поставки. Тем временем, Москва, без сомнения, будет проталкивать вперед свои газопроводы «Северный поток» и «Южный поток», чтобы попытаться убедить Европу в том, что российские трубопроводы, идущие в обход Украины, способны покончить с обеспокоенностью по поводу энергетической безопасности.

Желание зомби было исполнено. Каспийские энергоресурсы теперь действительно текут по новым многочисленным трубопроводам. Единственная проблема для волшебников с Уолл-стрит и из лондонского Сити состоит в том, что трубопроводы эти, в основном, ведут на восток, в Китай. Что же касается «Набукко», то, как по-азербайджански будет «дорогая никчемная вещь, дитя трубы Одесса-Броды»?