Беспорядки и уличные бои в Киргизии, унесшие жизни десятков человек, следуют слишком хорошо знакомой для Средней Азии модели. Протесты против авторитарного режима Курманбека Бакиева, пришедшего к власти в 2005 году благодаря так называемой «Революции тюльпанов», но оказавшегося столь же некомпетентным, продажным и коррумпированным, как и его предшественник, нарастали уже несколько месяцев. Арест трех лидеров оппозиции и введенное чрезвычайное положение не помогли властям сдержать усиливающееся движение, которое в итоге привело к штурму парламента, поджогам правительственных зданий и захвату телецентра. Пока президент Бакиев, тем не менее, отказывается уходить со своего поста.

Последние десять лет в большинстве стран Средней Азии случались подобные волнения с репрессиями и арестами. Пять среднеазиатских республик, некогда составлявших процветающее и относительно стабильное мусульманское подбрюшье Советского Союза, обретя независимость, продемонстрировали отвратительные рекорды авторитаризма, экономической стагнации, нестабильности и нарушения прав человека. В Узбекистане в 2005 году погибли сотни участников демонстраций против авторитарного правления президента Каримова, когда солдаты начали стрелять по толпе. В ходе последовавших за этим репрессий за решетку, несмотря на наложенные Европейским Союзом на страну санкции, попали десятки правозащитников.

В Туркмении после падения Советской власти установилась гротескная диктатура мегаломана Сапармурата Ниязова с массовыми злоупотреблениями, зловещим культом личности и катастрофическим падением образовательных стандартов. В маленьком Таджикистане – еще одной бывшей советской республике – сразу же после обретения независимости началась затяжная гражданская война. Лишь Казахстан, самый большой и богатый, добился процветания — но в ущерб демократии и правам человека: президент Назарбаев репрессировал, изгнал или заключил в тюрьмы всех своих политических противников.

Почти во всех этих странах дурное управление способствовало росту исламистского экстремизма и душило ростки демократии. Плодородная Ферганская долина, которую Сталин исчертил границами, перечеркнув историю Шелкового пути, сейчас превратилась в питомник воинствующего исламизма, угрожающего центральным правительствам и распространяющего нестабильность из Афганистана по всему среднеазиатскому региону.

Беспорядки в бывших азиатских владениях России волнуют не только русских. Америка пыталась создать в регионе базы для поддержки своих операций в Афганистане. Однако из Узбекистана американцев выгнали после того, как США критически отозвались о политике президента Каримова, а нынешние волнения в Киргизии ставит под угрозу снабжение афганского контингента НАТО, которое все сильнее и сильнее зависит от северного маршрута. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун сейчас совершает турне по региону. Недавно он с необычной, но похвальной откровенностью осудил нарушения прав человека в Туркмении и в Киргизии, на которую некогда смотрели как на оплот демократии. В воскресенье он посетит Узбекистан, где ему, возможно, предстоит прокомментировать резкие критические заявления, сделанные две недели назад Комитетом ООН по правам человека.

Средняя Азия – обширный, стратегически важный и потенциально очень богатый регион. Пять ее стран изобилуют ресурсами, пользующимися большим спросом в соседнем Китае и на всем субконтиненте. Однако пока никто там не понимает, что для того, чтобы привлечь иностранные инвестиции, необходим некий минимум качества управления, социальной сплоченности и политической терпимости. Киргизия стала лишь очередным примером этой постсоветской трагедии.