Президент Киргизии Курманбек Бакиев был свергнут на пятом году правления при тех же обстоятельствах, что и его предшественник: в результате кровопролитного восстания.

Этот человек был избран главой государства, служившего главным перевалочным пунктом в войне, которую ведут США и НАТО в Афганистане, спустя два месяца после так называемой «тюльпановой революции» 2005 года, в режиссировании которой он сам и участвовал.

Вскоре после начала вторжения в Афганистан в октябре 2001 года Пентагон взял под свой контроль военно-воздушную базу «Манас» в Киргизии (в прошлом году она была переименована в транзитный центр «Манас»), и, по данным, опубликованным в издании армии США в июне, за промежуточный период «через базу прошло свыше 170 тысяч военнослужащих, направлявшихся в Афганистан или из Афганистана, а также 5 тысяч тонн грузов, в том числе запчастей и оборудования, комплектов военной формы и иных различных припасов, необходимых для обеспечения потребностей персонала и выполнения задач миссии. В настоящее время к базе приписано около тысячи американских военнослужащих, а также несколько сотен человек из Испании и Франции».

В феврале спецпредставитель Белого дома по делам Афганистана и Пакистана Ричард Холбрук (Richard Holbrooke) впервые с момента занятия этой должности посетил Киргизию (а также ещё три соседние среднеазиатские страны, ранее бывшие советскими республиками: Казахстан, Таджикистан и Узбекистан), где заявил, что «ежемесячно через базу проходят тридцать пять тысяч американских солдат, направляющихся в Афганистан и из Афганистана». Если эта цифра верна, то ежегодно через базу проходит по 420 тысяч солдат.

США и НАТО также основали военные базы в Таджикистане и Узбекистане на случай войны в Южной Азии, но размах деятельности этих баз не так велик. Отметим, что из Узбекистана американские войска были выдворены вскоре после того, как в Андижанской области, по утверждению местного правительства, произошли вооружённые волнения, напоминающие повторение «тюльпановой революции», случившейся в Киргизии за два месяца до того. Возле узбекского города Термеза у Германии имеется своя база, служащая перевалочным пунктом при доставке персонала и боеприпасов в афганскую провинцию Кундуз, где размещена большая часть из 4300 немецких военнослужащих, находящихся в Афганистане.

В феврале 2009 года правительство Киргизии также пообещало выдворить из страны войска США и НАТО, но в июне Вашингтон предложил стране 60 миллионов долларов, и киргизы передумали.

Киргизия граничит с Китаем

Киргизия не только граничит с Казахстаном, Китаем, Таджикистаном и Узбекистаном, но и отделена от России всего одной страной — Казахстаном.

Присутствие Запада в Киргизии представляет угрозу для России и Китая не только с точки зрения грубой силы, но и так называемой «мягкой».

Киргизия входит в состав постсоветского объединения под названием Организация договора коллективной безопасности (ОДКБ), куда также входят Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Таджикистан и Узбекистан (эту организацию многие считают единственным аналогом НАТО, существующим на постсоветском пространстве), а также в состав Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) наряду с Китаем, Россией и ещё тремя вышеупомянутыми среднеазиатскими странами.

По сообщениям официальных лиц США, во время и после «тюльпановой революции» 2005 года ни один рейс США или НАТО на базу «Манас» не был ни отменён, ни даже задержан. С другой стороны, были отменены совместные военные учения шести стран ОДКБ, которые должны были состояться на несколько дней позже.

Восстание марта 2005 года и свержение президента Аскара Акаева стало третьим в череде самопровозглашённых «цветных революций», прокатившихся по бывшему Советскому Союзу в течение шестнадцати месяцев (в конце 2003 года в Грузии состоялась «революция роз», а в конце 2004—начале 2005 года — «оранжевая революция» на Украине).

Пока шла революция в Киргизии, западные СМИ ставили вопрос: «Кто следующий?» — и называли в числе кандидатов такие экс-советские страны, как Азербайджан, Армения, Белоруссия, Казахстан, Молдавия и Узбекистан. Называли и Россию. Вместе с Грузией, Украиной и Киргизией вышеперечисленные страны составляют десять из двенадцати членов образованного после распада СССР Содружества независимых государств (СНГ).

Вот какие подробности сообщало в начале апреля 2005 года Agence France-Presse:

«СНГ было основано в декабре 1991 года в тот же день, когда исчез Советский Союз... Но за последние полтора года в ходе ... революций были свергнуты три верных союзника Кремля: Эдуард Шеварднадзе в Грузии, Леонид Кучма на Украине и (на прошлой неделе) Аскар Акаев в Киргизии ...  И хотя новые временные лидеры Киргизии пообещали не оставлять дружественного курса в отношении Москвы, проводившегося их свергнутым предшественником, всё же молниеносное падение правительства вызвало слухи о возможном скором распаде СНГ».

Лидер первой «цветной революции» Михаил Саакашвили (Грузия) злорадствовал по поводу «смены режима» у киргизов, объяснял «смелые» действия украинской и киргизской оппозиции «грузинским фактором», а потом сказал:

«Мы не ждём развития событий, а делаем всё возможное, чтобы уничтожить империю СНГ».

Вскоре после восстания бывший дипломат и политолог из Индии Бхадракумар написал статью о, казалось бы, неостановимой силе «цветных» мятежей в бывшем Советском Союзе.

 «[Все] три страны [— Грузия, Украина и Киргизия —] имеют стратегическое расположение на постсоветском пространстве. Они составляют “ближнее зарубежье” России. Вашингтон в последние годы расширяет своё влияние в ряде бывших советских республик — в Прибалтике ... на Кавказе и в Средней Азии — с настойчивостью, которая вызывает тревогу в Москве. Ещё с 2003 года, принимая решение разрешить России построить полноценную военную базу в Канте, Акаев знал, что оказался “на мушке” у американцев. Градус накала внутриполитической борьбы в Киргизии начал расти. Американцы разными способами давали понять, что хотели смены режима в Бишкеке...
 
“Революция” в среднеазиатской республике Киргизии уже преподнесла ряд сюрпризов; начнём со сравнения её с двумя более ранними “цветными революциями” в Грузии и на Украине. Первое: отметим бросающееся в глаза сходство между тремя “революциями”. Все они должны были как бы символизировать неукротимое пламя свободы, зажжённое Соединёнными Штатами Америки в Афганистане и Ираке после событий 11 сентября. Но если посмотреть внимательнее, то выяснится, что США хотели смены режима в Грузии, на Украине и в Киргизии потому, что имели сложности в отношениях с прежним руководством этих стран. Все три лидера — Эдуард Шеварднадзе в Грузии, Леонид Кучма на Украине и Аскар Акаев в Киргизии — на протяжении большей части времени, пока они находились у власти, пользовались поддержкой США. Вашингтон неоднократно называл их маяками надежды для демократии и глобализации на территории бывшего Советского Союза. Проблемы начались тогда, когда они начали постепенное движение в сторону поднимающей голову России Владимира Путина».

Спустя семь недель после публикации статьи Бхадракумара его выводы подтвердил такой авторитетный источник, как лично президент США Джордж Буш-младший. Находясь с визитом в грузинской столице спустя полтора года после «революции роз», он был принят как гость своим коллегой Михаилом Саакашвили — некогда жителем США и стипендиатом госдепартамента, — который, кстати, захватил власть в ходе путча (иначе это не назовёшь), — и сказал так:

 «Грузия станет главным партнёром США в деле распространения демократии и свободы на постсоветском пространстве. Таково наше предложение. Мы всегда будем с вами в деле защиты свободы и демократии».

Буш вторил Саакашвили с его раздутым самомнением:

«Ты делаешь важное дело в борьбе за свободу, но главный твой вклад — это твой пример. Вселяющие надежду перемены идут от Багдада до Бейрута и Бишкека [в Киргизии]. Но до того, как в Ираке началась пурпурная революция, а на Украине и в Ливане — оранжевая и кедровая, в Грузии произошла революция роз».

Через несколько дней после переворота в Киргизии Буш принял у себя «оранжевого» президента Украины Виктора Ющенко (того самого, который в январе этого года попытался переизбраться на второй срок, но получил всего 5,45 процента голосов) и расхвалил его за то, как он пришёл к власти при поддержке США, сказав: «можно подумать, что это относится только к истории Украины, но на самом деле оранжевая революция отражает все остальные революции тоже ... У нас общая цель — нести свободу другим народам».

Вдобавок к угрозам роспуска СНГ и ОДКБ в апреле 2005 года в Der Spiegel появилась статья под заголовком: «Революции приближают распад России». В статье частично раскрывались главные движущие силы киргизских событий. Вот что писал автор статьи:

«Ещё в феврале» Роза Отунбаева (сейчас она, похоже, возглавляет временное правительство) «заверила в своей лояльности небольшую группу партнёров и спонсоров киргизской революции, “нашим американским друзьям” из Freedom House (подарившим печатный станок бишкекской оппозиции) ... Пытаясь поспособствовать процессу демократизации, американцы вложили в Киргизию порядка двенадцати миллионов долларов в форме стипендий и подарков — это только за прошлый год. Государственный департамент США даже оплатил покупку телевещательного оборудования для мятежного южного города Оша».

Процесс геостратегической трансформации от Балкан до территорий бывшего Советского Союза и Ближнего Востока поддерживали также Freedom House, National Endowment for Democracy, National Democratic Institute, International Republican Institute и другие неправительственные организации.

Спустя неделю после «тюльпанового» захвата власти глава проекта при Freedom House Майк Стоун (Mike Stone) подытожил роль, сыгранную организацией в произошедшем, двумя словами: «Миссия выполнена».

Бравший у него интервью для британской газеты журналист добавил:

«В этой маленькой горной стране США были в пропорциональном отношении задействованы больше, нежели в “розовой” революции в Грузии или в “оранжевой” на Украине».

Также помощь предоставляли пользовавшиеся финансовой и педагогической поддержкой Запада группы «молодых активистов», сформированные и обученные по образцу аналогичных организаций в Югославии, которые свергли правительство Слободана Милошевича в 2000 году. Достаточно сравнить друг с другом их названия. В Югославии: «Отпор». На Украине: «Пора!». В Грузии: «Кмара» («Хватит!»). В Киргизии: «Кел кел!» («Давай-давай!»).

Свергнутый президент Киргизии Аскар Акаев назвал истинных виновников своего падения, укрывавшихся за всеми этими группами. 2 апреля он заявил:

«“Тюльпановую революцию” в Киргизии поддерживали и финансировали международные организации. За неделю до этих событий я видел в интернете письмо, подписанное послом США в Киргизии, и в нём содержался подробный план революции».

«Тюльпановая» (или «лимонная», или «розовая», или «нарциссовая») революция в Киргизии была в той же степени неконституционной и разрушительной для государства, как её аналоги в Грузии и на Украине, только более кровавой. В южных городах Оше и Джалалабаде, а также в столичном Бишкеке имели место человеческие жертвы в виде убитых и раненых.

Кроме того, это была первая «цветная» революция, произошедшая в соседней с Китаем стране. В связи с киргизскими событиями сильную озабоченность выразили не только Россия и Китай, но и Иран, увидевший, куда двигается линия «смен режимов».

За четыре десятилетия «холодной войны» все политические перемены, проходящие демократическим или иным путём во всех странах мира, — какими бы маленькими, бедными, изолированными и, казалось бы, никому не нужными они ни были — приобрели огромное значение, существенно превосходящее их важность для внутренних дел. Аналитики всего мира и политические руководители всех государств задавались главным вопросом: на чью сторону встанет новое правительство, США или Советского Союза?

В период после окончания «холодной войны» в подобных случаях встаёт уже иной вопрос, не касающийся ни политической философии, ни социально-экономической проблематики. Вопрос этот таков: как отнесётся новое правительство к планам США по захвату регионального и мирового господства?

Новое «народное правительство» Киргизии представляет (а может, и возглавляет) Роза Отунбаева, а значит, есть основания полагать, что свержением своего бывшего «тюльпанового» партнёра Бакиева Вашингтон недоволен не будет. Отунбаева уже заявила, что американскую базу в Манасе закрывать никто не будет.

Не успело пройти и двух месяцев после переворота 2005 года, когда Отунбаева, исполнявшая тогда обязанности министра иностранных дел, встретилась в Вашингтоне со своей коллегой Кондолизой Райс, и та заверила её, что «администрация США будет и в дальнейшем помогать киргизскому правительству насаждать демократические процессы в своей стране».

Вскоре после мартовской «демократической трансформации» святой-покровитель из Грузии Михаил Саакашвили похвастался, что «Роза Отунбаева в последние годы работала в Тбилиси и возглавляла представительство ООН в Абхазии. Во время революции роз она находилась в Тбилиси и знала обо всём, что происходит ... грузинский фактор стал катализатором многого того, что происходит [в Киргизии]».

С точки зрения США, похоже, Отунбаева вполне заслуживает доверия.

На российской военно-воздушной базе в Киргизии объявлена тревога, но комментарии, исходящие от верховных руководителей России (в особенности от премьер-министра Владимира Путина), свидетельствуют о том, что восстание, уже приведшее к гибели шестидесяти пяти человек (ещё сотни получили ранения), ими принимается.

С другой стороны, пять лет назад Россия тоже сделала вид, что не расстроена мятежом.

В какую сторону будет смотреть новое правительство Киргизии — от этого зависит намного больше, чем можно подумать, глядя на небольшую территорию и население страны (чуть более, чем пять миллионов человек).

Могут быть внесены коррективы в планы США и НАТО по проведению крупнейшей наступательной операции за всю истории афганской войны, которая должна начаться через два месяца в провинции Кандагар. Может измениться будущее Организации договора коллективной безопасности или Шанхайской организации сотрудничества — двух крупнейших потенциальных барьеров на пути военного продвижения стран Запада на необозримые пространства Евразии.

Трудно представить, как ставки могут быть ещё выше.