Пока в Бишкеке оседает пыль, а бывшая киргизская оппозиция формирует новый режим власти, который придет на смену изгнанному президенту Курманбеку Бакиеву, американские политики и аналитики из сферы международных отношений озабоченно занимаются вопросом военно-воздушной базы "Манас". Этот находящийся неподалеку от Бишкека объект является важным перевалочным узлом, осуществляющим тыловое обеспечение воюющих в Афганистане войск с самого момента его открытия в декабре 2001 года.

За это время политическая нестабильность в Киргизии неоднократно ставила деятельность базы под угрозу. Россия всегда была недовольна тем, что на бывшей советской территории  разместились американские войска. И она регулярно оказывает давление на Киргизию, пытаясь заставить ее расторгнуть контракт об аренде базы. Конечно, Кремль имел какое-то отношение к тому, что Бакиев, находясь в феврале 2009 года в Москве, заявил о скором закрытии базы "Манас", получив от России 2 с лишним миллиарда долларов в виде чрезвычайной помощи и инвестиций.

Но в этом разъяснении не уделяется никакого внимания тому факту, что довольно слабая и бедная киргизская элита по-прежнему  имеет все возможности для манипулирования Соединенными Штатами и Россией в своих собственных политических целях и в интересах личного обогащения. Ведь в прошлом году правительство Киргизии в итоге обмануло Москву. Сначала оно приняло первый транш российской финансовой помощи в размере 300 миллионов долларов, а затем договорилось с Соединенными Штатами о повышении арендной платы за базу, переименовав ее в "транзитный центр". В результате градус отношений между Москвой и Бишкеком опустился до исторического минимума, а правительство Бакиева радостно обналичивало новые чеки, полученные из Москвы и Вашингтона.

В основе всей этой периодически возобновляющейся головной боли из-за базы лежит то обстоятельство, что у Соединенных Штатов просто нет рычагов власти и влияния для установления своего военного присутствия в Средней Азии. В отличие от баз в Японии, Южной Корее и Германии, "Манас" достался США не в результате военной оккупации или конфликта. Кроме того, этот объект не входит в общую оборонительную структуру или в состав организации по обеспечению безопасности, в отличие от баз НАТО в Италии или Турции.

В Киргизии Соединенным Штатам в интересах обеспечения уступчивости местных властей приходится рассчитывать на принцип компенсаций, обычно в виде экономических стимулов. США считают "Манас" одним из элементов афганского театра военных действий. Киргизские власти также приводят этот довод в качестве обоснования для существования базы. Вместе с тем, с самого начала они смотрели на американское военное присутствие и как на существенный источник валютных поступлений.

Когда эта база создавалась, американские власти согласились оплачивать взлеты и посадки своих самолетов по международным правилам гражданской авиации. Выплаты производились на счета управления аэропорта "Манас". Эта организация была связана с бывшим президентом Аскаром Акаевым. Такая необычная схема имела целью дать правительству Акаева экономические стимулы для поддержки действий войск коалиции в Афганистане. Из всего этого потока валютных поступлений самыми высокодоходными являются контракты на поставку авиационного топлива. После свержения Акаева в марте 2005 года ФБР провело свое расследование и выяснило, что семья изгнанного президента присваивала доходы от этих контрактов, переводя средства на зарубежные банковские счета.

Когда к власти на волне "тюльпановой революции" пришел Бакиев, он подверг резкой критике договоренности Акаева и заявил, что доходы от аренды базы будут теперь использоваться на благо всего киргизского народа, а не в целях личного обогащения. Этого не произошло – и тем не менее, Бакиев потребовал от Вашингтона увеличения арендной платы. В 2006 году он заключил с США новое соглашение, по условиям которого ежегодная арендная плата увеличивалась с 2 до 17 миллионов долларов, в то время как общий годовой пакет американских выплат и помощи составлял 150 миллионов долларов. Но даже этого киргизскому президенту показалось недостаточно, и он в 2009 году организовал "войну ценовых предложений" между Россией и США, в результате  которой годовая арендная плата утроилась и выросла до 60 миллионов долларов. Кроме того, Киргизия дополнительно получила 117 миллионов долларов в виде помощи.

Для киргизской оппозиции, которая не имела доступа к доходам от аренды базы, "Манас" стал ежедневным напоминанием об алчности и коррупции бакиевской семьи, о том, что она использует государственную собственность Киргизии в целях личного обогащения. После прихода к власти члены переходного правительства уже просигнализировали о своем намерении пересмотреть договоры, связанные с авиабазой. Глава нового правительства Роза Отунбаева заявила на прошедшей недавно пресс-конференции, что собирается изучить содержание и структуру контрактов на поставку топлива. Проблемы могут возникнуть из-за связей семьи Бакиева с Mina Corporation, получившей в июле 2009 года годовой контракт на поставку топлива, стоимость которого могла составить более 200 миллионов долларов.

Киргизская политическая оппозиция также начала возмущаться по поводу того, что Вашингтон зациклился на базе "Манас", предав забвению проблемы прав человека. Оппозиция была ошеломлена, когда президент Барак Обама в прошлом году лично обхаживал Бакиева в попытке добиться отмены решения о закрытии базы. Она подвергла Обаму критике за то, что тот предал демократические ценности, пытаясь заручиться расположением репрессивного киргизского режима.

Весьма примечательным был и отказ США осудить Бакиева за проведенные в июле 2009 года президентские выборы, которые подверглись резкой критике со стороны зарубежных наблюдателей. Это вызвало еще большее недовольство критиков президента. Это парадоксально, но российские СМИ на фоне молчания Вашингтона выступили с осуждениями бакиевской коррупции и семейственности. Конечно, причиной российских обвинений стало соперничество и вражда, а не подлинная забота о правах человека. И тем не менее, атаки российской прессы нашли свой отклик среди народа Киргизии.

Пока Отунбаева дала понять, что все договоренности относительно базы останутся в силе до истечения срока действия контракта. Однако действие договора аренды заканчивается этим летом, и Бишкек наверняка потребует изменить структуру контрактов, а также правовой статус базы – хотя бы для того, чтобы продемонстрировать сомневающейся общественности, что теперь с "Манасом" все будет по-другому.

У Вашингтона в ответ может появиться соблазн дать Бишкеку еще больше денег. В конце концов, раньше это действовало.

Но откупаться от киргизов – это кратковременное решение проблемы, и в перспективе оно может дать обратный результат. Вместо этого, чтобы защитить будущее своей базы на далекую перспективу, Соединенные Штаты  должны убедить киргизский народ в том, что они заинтересованы не только в деловых отношениях на коммерческой основе. Например, Соединенные Штаты  могут открыто подтолкнуть временное правительство Киргизии к национализации системы топливных поставок для базы – ведь оно именно так решило поступить с частными банками Бакиева. Кроме того, США могут сделать более прозрачной систему оплаты за аренду базы, средства от которой идут в государственный бюджет, отказавшись от перевода средств на счета таинственных компаний-оффшоров. И конечно, руководству Соединенных Штатов, только что ставшему свидетелем того, как быстро хроническая некомпетентность может привести к краху власти, следует также вновь обратить внимание на проблемы государственного управления и демократии.

Если говорить проще, для прекращения периодической конфронтации из-за базы "Манас" необходимо, чтобы все заинтересованные стороны отнеслись к вопросу аренды иначе, чем прежде. Американские и российские руководители, присутствуя на прошлой неделе на пражском саммите, выразили свою готовность к основополагающему сотрудничеству. Это поможет избежать нового цикла соперничества и торга из-за базы. И такой координации усилий следует всячески содействовать.

В то же время, Соединенные Штаты должны намного внимательнее относиться к тем сложным чувствам, которые эта база вызывает внутри Киргизии. Новому киргизскому правительству, со своей стороны, следует не только навести порядок с потоками денежных средств, идущих на оплату функционирования базы, но и, что более важно, начать работу по приближению того времени, когда база ВВС США уже не будет находиться в центре внешней политики страны и внутриполитических маневров.

Александр Кули – доцент политологии Барнардского колледжа Колумбийского университета. В настоящее время он также работает научным сотрудником в Институте открытого общества (Open Society Institute).