Ирония происходящего была поистине выдающейся, достигнув того особого уровня, достижимого лишь вопросами, относящимися к неосоветской России и президенту США Бараку Обаме.

В тот самый день, когда газета Miami Herald процитировала неназванного «высокопоставленного чиновника из администрации Обамы», превозносившего победу Обамы в деле «перезагрузки» отношений с Россией («в течение многих лет мы пытались убить друг друга, а теперь они позволяют нашим войскам, которые отправляются в бой, проезжать через свою страну», - заявил он), кровавый и, несомненно, инспирированный Россией переворот устранял проамериканский режим в Киргизии - ключевой базе США в этом самом «бою».

Прошлым летом казалось, что администрация Обамы одержала в Киргизии значительную победу. Путинский режим в Москве сбросил на малюсенькую страну 2 миллиарда долларов наличными в качестве взятки, призванной убедить ее отказаться от возобновления арендны авиабазы «Манас», расположенной рядом с киргизской столицей Бишкеком. «Манас» - это ключевая военная база для битвы в Афганистане.

Но вскорости Москва начала брызгать слюной и возмущаться после того, как США перекупили киргизов и убедили правительство забрать себе русские деньги и позволить США сохранить за собой базу.

Теперь перемотаем вперед к прошлой среде, когда улицы Бишкека взорвались кровавым насилием, свергнувшим проамериканский режим. Судьба американской базы была немедленно поставлена под сомнение. Сын изгнанного киргизского лидера должен был буквально на следующий день посетить Вашингтон для переговоров, а лидеры оппозиции встретились с российскими чиновниками буквально за несколько дней до начала протестов.

Путин поспешил опровергнуть информацию о вмешательстве, но его слова прозвучали фальшиво в свете последующих событий. Неудивительно, что Россия быстро признала новый режим, в то время как по улицам еще текла кровь. Вскоре Кремль уже вел разговор о предоставлении финансовой помощи. Через несколько часов мятежники уже сами признали, что Россия устроила переворот и объявили, что планируют закрыть «Манас» для американцев. Всему миру было видно, что из Обамы сделали дурака.

Как я уже писала, в нашем собственном полушарии новости еще хуже http://inosmi.ru/latamerica/20100414/159295364.html . Несмотря на так называемую «перезагрузку», Путин посетил Венесуэлу и пообещал маниакальному диктатору Уго Чавесу ту же любезность, которую он уже оказал еще более дикому лунатику Махмуду Ахмадинежаду в Иране – а именно предоставить ядерные и ракетные технологии. Путин также сказал, что Россия отправит американенавистническому режиму Чавеса оружия еще на миллиарды долларов, и два лидера ухмылялись и лучезарно улыбались, пытаясь превзойти друг друга в антиамериканской риторике.

Miami Herald процитировал Ариэля Коэна из консервативного Фонда «Наследие»: «В России существуют влиятельные группы, относящиеся к Соединенным Штатам с непримиримой подозрительностью. Они также считают президента Обаму наивным неофитом».

В то время как по улицам Бишкека текла кровь, Обама летел в Прагу, чтобы подписать новый договор по контролю над вооружениями с поддельным «президентом» России Дмитрием Медведевым. Это соглашение также несет в себе односторонние преимущества для России, чья безнадежно отстающая экономика просто не может себе позволить поддерживать в рабочем состоянии огромные штабеля ядерных ракет. Благодаря Обаме, теперь русские могут сконцентрировать свои ограниченные ресурсы на расширении российского империализма на постсоветском пространстве и даже в нашем собственном полушарии, зная, что Обама и пальца не поднимет, чтобы остановить их.

Более того, заявления, сделанные Обамой по поводу 30-процентного сокращения числа боеголовок, - это просто-напросто мошенничество. На самом деле, будет сокращено менее 10 процентов ракет, а остальной объем сокращения произойдет из-за мошеннических изменений в подсчете.

Конечный результат таков, что Обама пожертвовал американскими ценностями и национальной безопасностью ради краткосрочного пиар-гамбита, который, как он надеется, поможет ему в переизбрании. Если мы верим именно в такие перемены, то нам тут недолго осталось.