Многочисленные заявления последнего времени о якобы имеющем место "захвате" казахстанской экономики, по крайней мере, ее ведущих отраслей, не соответствуют действительности.

Так считает Борис Парсегов, заместитель председателя Агентства Республики Казахстан по защите конкуренции.

Это замечание было сделано им на прошедшем недавно круглом столе "Влияние Китая на экономику Казахстана: угрозы и возможности".

Фактически г-ну Парсегову пришлось оппонировать ряду участников данного мероприятия. На нем, например, отмечалось, что в недалекой перспективе казахстанский нефтедобывающий бизнес вынужден будет конкурировать с китайским на своем же, внутреннем, рынке, во всех сферах деятельности.

Однако г-н Парсегов считает, что все не так страшно.

- На рынке нефти сегодня доля казахстанского участия составляет 46%, доля США - 29%, китайская - 17%. На долю участников оффшорных зон приходится 8%, - подчеркнул заместитель председателя Агентства. Как же тогда расценить вал информации о приходе китайских компаний в энергетический сектор республики в последние годы? Г-н Парсегов прокомментировал это следующим образом.

Действительно, за последние десять лет бизнес-структуры из Китая купили ряд нефтяных предприятий в Казахстане. Но что получилось в итоге? По данным Министерства энергетики, на сегодняшний день китайские компании имеют доли участия в девятнадцати компаниях из тех 79, что работают в нефтедобывающей сфере Казахстана. И только треть из этих компаний с китайским участием добывает более одного миллиона тонн нефти в год, показывая положительную динамику добычи. Остальные предприятия либо демонстрируют падение объемов добычи, либо их объемы добычи не достигают и 100 тысяч тонн в год.

Кроме того, г-н Парсегов обнародовал еще один важный факт. Китайцы зачастую покупали месторождения с условием, что оплату на 100% производит китайская сторона, но потом она 50% доли предприятий передает в АО "НК "КазМунайГаз". И именно это дало последней возможность увеличить свою долю в общем объеме добычи нефти по республике до уровня свыше 30%. А раньше было всего 14%.

Он напомнил, что, в соответствии со статьей 12-й Закона "О конкуренции", положение субъекта рынка признается доминирующим если его доля превышает на рынке 35%. Китайские компании на нефтяном рынке страны под этот критерий не подпадают.

- Сегодня "НК "КазМунайГаз" владеет 98% акций Атырауского НПЗ, более чем 50% Павлодарского НПЗ и, совместно с китайскими инвесторами, паритетно контролирует Шымкентский НПЗ. Данные цифры позволяют вполне уверенно говорить, что интересы казахстанской экономики надежно защищены, - считает г-н Парсегов.

При этом "национальность" инвестора для госорганов Казахстана безразлична. Тем более, что сегодня в свете глобализации мировой экономики Казахстан не может изолировать свою экономику, функционирующую на рыночных началах, от экономики соседнего государства. А если бы и попытаться это сделать, то последствия такого шага были бы только негативными.

В последнее время география внешней торговли Казахстана, в силу объективных причин, меняется в сторону азиатских экономических партнеров. Доля главного из них, Китая, во внешнеторговом обороте Казахстана, уже составляет более 10%. Данные тенденции, по всей видимости, будут только усиливаться. Ведь посткризисный период характеризуется процессами перемещения инновационных производств на новые рынки. И здесь очень важен такой факт: Китай уже вышел на первое место в мире по поставкам продукции, основанной на информационных технологиях, "отодвинув" Соединенные Штаты. Естественно, "закрыться" от столь быстро и комплексно развивающейся по соседству экономики Казахстан не может.

Кстати, г-н Парсегов привел и несколько других, очень характерных, цифр, показывающих "расклад сил" на различных отраслевых рынках в Казахстане.

На рынке телекоммуникаций республики доля казахстанского участия составляет сейчас 59%, американского 15%, участников оффшорных зон - 26%.

На рынке цемента казахстанская доля - 25,4%, Германии - 32,2%, Италии - 19%, Малайзии - 16%, России - 6,8%.

Ни о чьем монополизме говорить не приходится.