Поскольку базисный поведенческий алгоритм вырисовывается четко и очевидно: вхождение во власть любыми средствами, получение доступа к государственным ресурсам, их переориентация на собственный карман, эмиграция с раскруткой образа непонятого гения, борца за демократию, политического ссыльного и так далее.

В парадигме перевоплощений героев нашего времени вариантов не счесть. Одна из неизменных их составляющих - активное навязывание собственной жертвенности и даже, если хотите, святости при очевидной аксиоме: торговля Родиной, во все времена и под любой личиной, детерминируется конкретным понятием - предательство. А радикальная смена идеологических убеждений на не безвозмездной основе имеет и иное определение, относящееся к понятийному аппарату древнейшей профессии...

Однако в этой истерии логично возникает классический вопрос: а за чей счет, собственно, банкет, господа? Не обольщайтесь! Как всегда, за счет налогоплательщика! А мы как хотели, «овес» приобщения к демократическим ценностям нынче дорог как никогда.

Взять, к примеру, отца казахстанской демократии, бывшего премьер-министра, а ныне - «владельца заводов, газет, пароходов», жителя с замашками небожителя славного города Лондона господина Кажегельдина. Обнародованные официальные данные свидетельствуют, что и он сам, и члены его семьи владеют, как минимум, двумя холдингами в Голландии, двумя фирмами по торговле недвижимостью в Бельгии, несколькими «скромными» объектами недвижимости, финансовое происхождение расходов на приобретение которых не подтверждается ничем.

А ларчик открывается просто. Сколачиванию стартового капитала, в данном контексте капитала, позволившего в буквальном смысле в нужный момент стартануть в заданном направлении, способствовали три года пребывания Кажегельдина на посту главы правительства, которые позже ознаменовались громкими приватизационными скандалами на территории Казахстана.

Разработанная главным «специалистом по продажам» эксклюзивная схема передачи ведущих казахстанских промышленных предприятий под управление западным инвесторам сработала как личное кажегельдинское ноу-хау. По оперативным данным, от каждой сделки, связанной с передачей субъектов экономики в управление западным инвесторам, он получал наличными сумму в размере до 60% от официальной суммы бонуса, полагающегося Казахстану. При этом оценка предприятий производилась с существенным занижением их реальной стоимости. Таким образом, с молотка ушли флагманы отечественной индустрии - Соколовско-Сарбайское месторождение хромовой руды, Ермаковский завод ферросплавов, Донской ГОК, Ермаковская ГРЭС - объединенные в единую технологическую цепочку, дающую 30% мирового производства хрома.

Далее по сходной цене аналогичным образом кануло в управление небольшой индонезийской компании объединение «Мангыстаунефтегаз», добывавшее более 70% газа в республике. Канадской компании «Харрикейн» практически по себестоимости было продано крупнейшее в Казахстане месторождение Кумколь. Бельгийская фирма «Трактебель» на удивление легко получила в концессию сеть магистральных трубопроводов. Кстати, именно с этой компанией связан громкий скандал и уголовное дело по фактам отмывания денег, ставшие в конце 1996 года началом падения Акежана Кажегельдина. Правда, к тому времени на его счету были еще и очень выгодные с личной позиции «продажи» Жезкенского ГОКа, Восточно-Казахстанского медно-химического комбината, нелегальные поставки в США золота и урановой руды...

С таким запасом прочности не грех было позаботиться и о спасении души. Тем более что в 1997 году тучи над головой предприимчивого премьера сгустились до критической концентрации публичным разоблачением некоторых эпизодов эпопеи, вошедшей в историю под названием «Казахгейт». Еще в июле упомянутого года Кажегельдин и Назарбаев вместе закладывали капсулу на церемонии строительства нового Павлодарского алюминиевого завода, а в декабре, находясь за рубежом, премьер подал прошение об отставке, сопроводив его письмом, убеждающим в лояльности и преданности президенту: «Даю слово никогда не подводить Вас и всегда поддерживать Вашу политику. Вы можете всегда рассчитывать на меня. Я не вижу никого кроме Вас в качестве Главы государства!».

Однако вскоре риторика господина Кажегельдина претерпела семантические метаморфозы. Его многочисленные заявления, интервью и открытые письма, особенно активно распространяемые в первые годы «политической ссылки», как сам он определил свое бегство от правосудия, имели совершенно иную тональность, пропитанную «глубочайшей тревогой за судьбу Казахстана».

Вот лишь некоторые мысли, навеянные любовью к Родине издалека: «Патриотические силы давно уже остро критикуют президента Назарбаева и созданную им систему управления. Но теперь одной критики не достаточно. Необходимо действовать и действовать решительно! Мы не имеем права злорадно ожидать, когда конфликт разрешится революционным путем и система рухнет. Потому что она погребет под собой не только виновных в ее крахе, но и массы наших сограждан, их надежды на будущее…В политических процессах все решает «верховный судья» из Ак-Орды, а в остальных - размер взятки и связи».

Что и говорить, из уст человека, чьим профессиональным призванием стала торговля Родиной, звучит убедительно!

Впрочем, в последнее время международные эксперты отмечают спад активности Акежана Кажегельдина в парламентских, правительственных, журналистских кругах Великобритании, международных НПО. Специалисты по центральноазиатскому региону ищут мотивы его дистанцирования от участия в публичной деятельности, направленной на дискредитацию действующей власти или затрагивающей интересы страны и воспринимают такую позицию как «двойственную и псевдооппозиционную». Многие говорят о том, что в настоящее время Кажегельдин утратил свое влияние и политический вес среди казахстанской оппозиции. Отца казахстанской демократии покидают даже его «традиционные союзники». В первую очередь, речь идет о представителях Загранбюро казахстанской оппозиции, руководитель которого, Серик Медетбеков, откровенно неглижирует связями с «патриархом».

На этом фоне всплывающие время от времени слухи о посещении Кажегельдиным России и Казахстана, все его былые посулы о назначении на высокие посты своих сторонников по возвращении домой выглядят мифическими. Равно как и сама возможность возвращения. Ведь приговора ему никто не отменял и не собирается, и свои 15 лет он обязательно отсидит. А за эти годы он успеет состариться… Да и на что может вообще претендовать человек с судимостью и такой биографией?!

Все эти факторы существенно поубавили интерес к его персоне и со стороны западного политического и экономического истеблишмента. Известно ведь, поддержка от заинтересованных сторон предоставляется лишь успешным и способным к действию. Но, видимо, в нашем случае потенциал какого-то серьезного влияния господина экс-премьера на расклад сил в колоде большой политики исчерпан окончательно. И хотя не исчерпаны пока ресурсы, нажитые «непосильным трудом», участь патриарха демократии уже известна - пожизненная роль изгоя-нуворишки, торгующего собственной совестью по сходной цене.