На прошлой неделе Роза Отунбаева возглавила в Киргизии группу оппозиционеров, которая отстранила от власти президента Курманбека Бакиева, когда демонстранты штурмом взяли президентский дворец. Тогда погибло как минимум 84 человека. Лэлли Веймут из Newsweek-Washington Post дозвонилась до Отунбаевой и поговорила с ней о сложившейся ситуации. Вот выдержки из этого интервью:

- Что на самом деле вызвало вспышку насилия на прошлой неделе?

- Причин несколько. Была масштабная коррупция, а по показателям прозрачности Киргизия занимает 166-е место из 180 стран. У нас в стране очень низкий уровень и качество жизни. Но с 1 января президент Бакиев и его правительство начали поднимать цены на услуги ЖКХ – на электричество, горячую воду, на услуги компаний мобильной связи, на воду для сельскохозяйственных нужд. Его правительство также повысило налоги на недвижимость. Все это делалось одновременно. А затем они начали за бесценок распродавать стратегические компании. Очень крупная электроэнергетическая компания, обеспечивавшая электроэнергией Бишкек, была продана за 3 миллиона долларов, а это ничто. И это была коррупционная сделка – в действительности компания была продана сыну Бакиева.

- Не было ли коррупции с контрактами, связанными с военно-воздушной базой США?

- Сейчас я вам этого сказать не могу. Сегодня я встречалась с помощником госсекретаря США Робертом Блейком (Robert Blake), и он сказал, что они готовы предать гласности все, что касается этого вопроса.

- Получается, что президент был свергнут из-за роста цен на электричество, из-за коррупции и продажи этих компаний?

- А также из-за политических репрессий и драматического ухудшения ситуации с соблюдением прав человека в моей стране. Все газеты, телевидение и радиостанции были закрыты. В докладе госдепартамента по правам человека дается очень тщательное и подробное описание нашей ситуации.

- Кое-кто говорит о том, что свержение Бакиева было организовано при поддержке России.

- Я с этим не согласна. Бакиев закрывал российские телеканалы в Киргизии; он закрывал Интернет-сайты, где давалось описание ситуации. После этого российская пресса начала показывать истинное лицо той власти, и видимо это было расценено как российская поддержка. Но она правильно отражала ситуацию в Киргизии.

- Вы сказали, что продлите права аренды для США на год, когда в июле закончится срок арендного соглашения по базе.

- Дело не в продлении, потому что оно наступает автоматически. Для нас – временного правительства – это не главный приоритет.

- Но вы понимаете, что авиабаза является важным приоритетом для США.

- Безусловно, мы уделяем большое внимание нашим отношениям с Соединенными Штатами. Мы ценим эти отношения и будем и впредь развивать их на долгосрочной основе.

- Хочет ли временное правительство получать экономическую и военную помощь (от США)?

- У Киргизии появилась уникальная возможность заняться вопросами демократии. Мы начали движение к демократии, но оно было остановлено. Сейчас есть шанс вернуться к демократии, и через полгода мое временное правительство должно подготовиться к проведению выборов – открытых и прозрачных выборов. И мы должны принять конституцию, основанную на политическом соглашении между партиями. Это серьезная задача.

- Ваша цель - принять конституцию и подготовиться к проведению выборов в течение шести месяцев?

- Совершенно верно. Стабилизировать жизнь, вернуться к нормальному состоянию … и продемонстрировать людям разницу. Показать, что эта команда по своей природе отличается – что она не коррумпирована, высоконравственна и обеспечивает надлежащее государственное управление.

- Кое-кто утверждает, что США были готовы не замечать коррупцию прежнего режима, чтобы пользоваться поддержкой президента в вопросе базы для ВВС.


- Что касается коррупции вокруг базы, то мы должны прояснить факты, и после этого я смогу что-то сказать. Я хочу сказать, мы действительно недовольны тем, что американское посольство здесь совершенно не интересовалось обстановкой с демократией в Киргизии. Оно в последние два года не обращало внимания на наши трудности.

Мы были недовольны тем, что у них никогда не находилось времени, чтобы встретиться с нами. Мы пришли к выводу, что для США самый важный вопрос - это база, а не политические события в нашей стране, не беды оппозиции, не закрытие редакций газет, не избиения журналистов. Они закрывали на это глаза.

- Прежнее правительство избивало журналистов?

- Многие журналисты уехали. Они стали беженцами в других странах. Одного журналиста 26 раз ударили ножом. Еще одного журналиста убили и сбросили с шестого этажа.

- Как вы смотрите на долговременные отношения с США?

- Сейчас мы ведем переговоры  с посольством и с господином Блейком, и они хотят предложить нам максимально возможную помощь. Они признались, что с предыдущей властью работать было очень трудно. Сейчас похоже на то, что цели у наших правительств совпадают. Они помогут нам.

- Вы были министром иностранных дел в прежнем правительстве, одним из лидеров "тюльпановой революции" в 2005 году.

- Я также была послом в США и Британии.

- А затем Бакиев оттеснил вас в сторону, и вы ушли в оппозицию, так?

- Верно, я возглавляла оппозиционную фракцию в парламенте.

- Как такой женщине как вы удавалось действовать в эти трудные времена?

- Я боец. Я верю в светлое будущее своей страны. Я верю, что народ моей страны заслужил право на достойную жизнь. И я знаю, что мой народ хочет жить свободно.