Кремль выступил с немногословным заявлением о том, что в понедельник в Москву с двухдневным визитом прибывает президент Узбекистана Ислам Каримов. Это многое говорит о том, насколько сильно изменилась геополитика в Средней Азии с тех пор, как в этом месяце началась цветная революция в Киргизии, лишившая Курманбека Бакиева поста президента.

Каримов внимательно и прагматично наблюдает за политическими событиями в регионе. В последнее время Ташкент начал понемногу сближаться с Западом, но беспорядки в Бишкеке продемонстрировали, насколько уникальную роль играет Москва как гарант региональной стабильности.

Российский президент Дмитрий Медведев привлек всеобщее внимание к сильной изменчивости и политической неустойчивости в Средней Азии, когда заявил во время пятничной пресс-конференции, что "драматическая ситуация" в Киргизии схожа с периодом "тюльпановой" революции в этой стране в 2005 году. Медведев подчеркнул, что Россия является заинтересованной стороной, поскольку "Киргизия была и остаётся нашим стратегическим партнёром, … и нам, конечно, небезразлично, как живёт народ Кыргызстана и как у них обстоят дела".

Таким образом, он обосновал и оправдал российское вмешательство, которое заключалось в следующем: руководство России склонило власти Казахстана к тому, чтобы убедить скрывшегося на юге Киргизии среди своих сторонников Бакиева покинуть родину, и таким путем разрешить тупиковую ситуацию; оно уговорило временное правительство дать Бакиеву возможность спокойно уехать, и российский военный самолет перевез бывшего президента в Казахстан.

После этого Москва объявила о выделении временному правительству в Бишкеке финансовой помощи в размере 50 миллионов долларов, чтобы оно не обанкротилось.

Российский руководитель заявил: "Что же касается урегулирования текущего политического кризиса, то, действительно, пришлось принять в нём участие самым разным политическим силам из разных стран. Для чего? Не потому что мы хотели вмешиваться в эту ситуацию, в конце концов, это суверенное дело другого государства, но нужно было избежать кровопролития … с учётом переплетения различных интересов в этой стране, и в регионе в целом".

Что важно, Медведев выступил с жестким предостережением:

"… В отношении возможности возникновения подобных сценариев на территории постсоветского пространства или каких-то других территориях… В мире всё возможно, если люди недовольны властью, если власть не предпринимает необходимых усилий для того, чтобы поддержать людей, решить их наиболее важные проблемы, такой сценарий может повториться где угодно – в тот момент, когда власть теряет контакт с народом. Я слышал отдельные заявления, которые прозвучали по итогам этих событий (в Киргизии), – думаю, что эти заявления, конечно, продиктованы некоторыми опасениями, которые возникли у руководства ряда стран по итогам этого конфликта. Но для того, чтобы таких опасений не было, нужно заниматься, грамотно заниматься управлением собственным государством".

Игра Москвы

За последние 10 дней правила "большой игры" в Средней Азии были переписаны. Медведев "не стал скрывать", что кроме президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, он говорил с президентом Соединённых Штатов Америки о "разрешении этого вопроса" (киргизского), и что "негативный сценарий развития удалось приостановить".

Но что интересно, встречаясь на прошлой неделе со своим китайским коллегой Ху Цзиньтао, Медведев не стал подключать его к разрешению кризисной ситуации в Бишкеке. Москва также не стала задействовать механизмы Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Удивляет также и та стремительность, с которой за политическое пространство в Бишкеке начали бороться американские официальные лица. Старший советник по России из Белого Дома Майкл Макфол (Michael McFaul) заявил 9 апреля: "Это не какой-то там антиамериканский заговор. Это мы знаем наверняка. Это не заговор, организованный и профинансированный Россией". Администрация Обамы поспешно отправила в Бишкек  помощника госсекретаря Роберта Блейка (Robert Blake) для консультаций с главой временного правительства Киргизии Розой Отунбаевой.

Посол США в Киргизии Татьяна Гфеллер (Tatiana Gfoeller), которую события в этой стране застали врасплох, когда она находилась в Америке, быстро вернулась обратно в Бишкек. Сыну Бакиева, который находился с визитом в Вашингтоне, и должен был встретиться с Блейком, бесцеремонно предложили исчезнуть. Очевидно, Вашингтон быстро осознал, насколько безрассудна его дипломатия со ставкой на Бакиева и его семью. В Средней Азии нельзя столь несдержанно биться об заклад.

Говоря словами редактора журнала "Россия в глобальной политике" Федора Лукьянова (он является российским разделом журнала Global Affairs) (так в тексте – прим. перев.), "Киргизия стала крошечным делом-прецедентом в вопросе о том, смогут ли США и Россия отыскать дорогу в Евразии. Может быть заключена новая сделка … Россия не выступает категорически против американского присутствия в "Манасе". Она просто хочет, чтобы будущее обсуждалось с (премьером Владимиром) Путиным и Медведевым".

Отунбаева заявила в пятницу Washington Post, что действующее соглашение об аренде "Манаса", срок которого заканчивается в июле, будет продлено, поскольку стране предстоит составить новую конституцию и через шесть месяцев провести новые выборы. У русских есть 400 военнослужащих на базе в Канте, что к северу от Бишкека.

Очевидно, администрация Обамы решила, что пока главный приоритет должен заключаться в том, чтобы удержаться в "Манасе". Это ключевое звено в северном маршруте снабжения войск НАТО, воюющих в Афганистане.

Тем не менее,  российские эксперты ожидают, что США нанесут ответный удар. Вот что сказал по этому поводу заведующий отделом Средней Азии и Казахстана московского Института стран СНГ Андрей Грозин:

"Америка постарается сохранить занятый ранее плацдарм, пытаясь ограничить российское влияние … Что бы ни говорили о новых взаимоотношениях между Вашингтоном и Москвой, я думаю, очень многие руководители в России и США считают ситуацию в Средней Азии продолжением определенных вариантов действий в большой геополитической игре.

Пока слишком рано говорить о том, будет ли новое руководство Киргизии пророссийским или проамериканским. Дело в том, что даже при самом благоприятном развитии событий элита в течение предстоящих двух-трех месяцев будет проводить перегруппировку".

По иронии судьбы лидеры нынешней революции в Бишкеке это те самые люди, которые возглавляли неудавшуюся "тюльпановую" революцию в 2005 году (узурпированную Бакиевым). Вашингтон в прошлом весьма тесно взаимодействовал с ними. Следовательно, сочувствие Москвы к новому киргизскому руководству на данном этапе не означает, что новый расклад сил в Бишкеке будет соответствовать российским интересам. В любом случае, маловероятно, что принадлежащие к разным кланам новые лидеры долго продержатся вместе.

Как сосед Киргизии, Каримов знает, что последствия революции в Бишкеке (да и ее причины) непонятны. Проще говоря, он бросил все и решил съездить в Москву, чтобы измерить темные глубины и попробовать подводные течения. Каримов считает, что в Киргизии сохранится нестабильность, и он не хочет, чтобы огонь перекинулся на дом, который он построил поблизости.

Узбекистан (и Таджикистан) ожидает жаркое лето, поскольку туда с полей сражений в приграничных районах Пакистана и Афганистана возвращаются воины-ветераны исламистских движений. Каримов разделяет молчаливое опасение Медведева, который боится, что следующая цветная революция может оказаться зеленой.

Как сказал один российский комментатор, "есть несколько игроков, которые могут усмотреть в киргизском бунте призыв к действию … Для революционеров-исламистов эта битва вряд ли будет сложной … Если наступающие объединят усилия, используя военные и "мирные" ресурсы, то у местных режимов шансов на спасение очень мало".

Самой важной боевой организацией исламистов, готовящейся к сражениям, является "Хизб ут-Тахрир" (Партия освобождения), у которой в этом регионе примерно 20000 штыков. Есть и другие группировки, например, "Акромия", сформированная в Ферганской долине Узбекистана в 1996 году; "Хизб ун-Нусрат" (Партия помощи), которая объединилась с "Исламским сопротивлением"; "Таблиги Джамаат" (Общество распространения веры) – межнациональное религиозное движение, основанное в Индии в 20-х годах прошлого века; а также Исламское движение Узбекистана, Исламский джихад и группы боевиков из Объединенной таджикской оппозиции.

Осторожный оптимизм Пекина


Китай будет следить за сложными танцевальными па России и Америки в Бишкеке с усмешкой, но одновременно с растущей обеспокоенностью. Пекин решил не участвовать в разрешении кризиса, а вместо этого избрал позицию невмешательства, несмотря на высокие ставки и важные интересы Китая в регионе.

Осторожно комментируя киргизские события, министерство иностранных дел Китая выразило "глубокую обеспокоенность" и надежду на то, что Киргизия в скором времени "восстановит мир и сохранит стабильность". Китай также надеется, что все "проблемы будут урегулированы законным путем". Киргизия является важной составляющей внешнеполитической стратегии "выхода" КНР в Среднюю Азию – и Евразию в целом. Два пограничных перехода на перевалах Иркештам и Торугарт соединяют Киргизию с Синьцзян-Уйгурским автономным округом. Киргизия опередила Казахстан, став главным экспортным рынком для Синьцзяна. В 2009 году объем экспорта там составил 2,97 миллиарда долларов.

Государственная China Daily провела свой анализ смены власти в Бишкеке и пришла к выводу, что "это не нанесет ущерба связям с Китаем". Китайские эксперты утверждают: "Неважно, какая партия находится у власти – все они будут высоко ценить китайско-киргизские взаимоотношения". Бишкеку необходимо расположение Пекина. Китай это потенциальный донор, и он уже становится для Киргизии экономическим партнером №1, поскольку объем двусторонней торговли между двумя странами достиг отметки в 10 миллиардов долларов. Это огромная цифра для бедной страны с населением в пять миллионов человек.

Китайские эксперты полагают, что новое правительство в Бишкеке ни в коем случае не пойдет на ослабление "антитеррористических усилий" в рамках ШОС. Согласно оценкам, этнические уйгуры в Киргизии составляют примерно четверть миллиона человек. Стабильность Киргизии очень важна для Пекина.

Эксперт по борьбе с террором из Китайского  института международных исследований (China Institute of International Studies) Дун Маньюань (Dong Manyuan) подводит итог: "Географическое положение Киргизии означает, что ей необходимо искать равновесие между двумя великими державами. Она не хочет обижать Россию и США, и она также хочет сохранить дружбу с Китаем".

Маньюань добавляет, что у нового правительства в Бишкеке полно дел, так как ему придется преодолевать серьезнейшие последствия экономического кризиса в стране, а это означает, что "вопрос о военной базе ("Манас") в ближайшее время решен не будет".

Пока Пекин придерживается весьма прагматичного мнения о том, что российско-американское стремление к вмешательству в целях стабилизации обстановки в Киргизии служит китайским интересам. Но в горах Тянь-Шаня, отделяющих Синьцзян от Киргизии все висит в воздухе.

Пока китайско-киргизские отношения уверенно шли в гору, обещая дружбу и сотрудничество на твердой основе взаимности интересов, образовалась воздушная пробка. И теперь ситуация в степях может обостриться.

Посол М К Бхадракумар был кадровым дипломатом индийского министерства иностранных дел. Он работал в Советском Союзе, Южной Корее, Шри-Ланке, Германии, Афганистане, Пакистане, Узбекистане, Кувейте и Турции.