Всякая смена власти сопровождается беспорядками и переделом собственности. Не стала исключением и киргизская революция. Нет ничего удивительного и в том, что временное правительство, само пришедшее нелегитимным путем, призывает граждан следовать закону: в конце концов, эта задача любой власти, если она намерена сохранить государство. Можно разобраться с криминальными группировками, прекратить рейдерские захваты, дать по рукам любителям прибрать чужое. Но как заставить сограждан, дважды переживших свержения легитимной власти и последующие переделы собственности, уважать законы, государственную и частную собственность? Похоже, именно дефицит правосознания станет главным препятствием на пути к созиданию в этой стране современного правового общества.

Портрет пришельца

Каждый раз, когда слабеет власть, на сцену выходит человек с булыжником и палкой, готовый вершить социальную справедливость в своих личных интересах. Так было в 1989 году, когда толпы безземельных крестьян стали присваивать участки вокруг столицы. В 2005-м термин «самозахватчик» прочно укрепился в лексиконе политиков и СМИ. А сегодня Бишкек подвергается атакам захватчиков с большей, чем прежде, интенсивностью и ожесточенностью.

Меры временного правительства пока успеха не приносят. «В городе не осталось свободной земли. Попытки захватить муниципальную собственность тщетны. Мы не дадим этому дорогу», - предупреждает и.о. мэра столицы Иса Омуркулов. «Не захватывайте чужую собственность. Зарабатывайте», - советуют исламские священнослужители на специально созванной пресс-конференции. Попытались образумить их неправительственные организации и дружинники – и тоже без особого успеха.

Кто они, готовые в любой момент пустить в дело булыжники и палки?

Безработная молодежь и «босяки», работающие на богатого чиновника или криминального авторитета, к которому в итоге перейдет земельный надел. Люмпены, зарабатывающие на хлеб насущный на столичных базарах. Неудачники из числа челноков или мелких предпринимателей, потерявшие в залогах собственность. Приезжие из южных районов, не обязательно безземельные (что толку от нескольких соток, если невозможно прокормиться?). Они сбиваются в стаи, объединенные не только общей целью, но и ощущением справедливости своих действий. Недаром проводившие с ними работу дружинники из народного ополчения «Патриот» удивились: «они даже не осознают, что совершают серьезное преступление».

По наблюдениям ополченцев, самозахватчики делятся на две группы: одни не организованы, не агрессивны, другими явно кто-то управляет, им подвозят продукты, там режут баранов и готовят плов. 80 процентов всех жалоб, поступающих в штаб ополчения, касаются захватов земель.

«Вы захватили портфели, мы – землю. Что здесь неправильного?»

Пять лет назад меня потрясли слова интеллигентного молодого парня, объяснившего только что назначенному «революционному» вице-премьеру Данияру Усенову, почему справедливо отнимать чужую землю. Одетый в костюм и белую рубашку, словно только что поднялся из-за офисного стола, он разительно отличался от окружающей его толпы улюлюкавших, плохо одетых, с раскрасневшимися лицами мужчин и женщин, остервенело бросавших булыжники в сторону реденькой кучки фермеров, пришедших защищать свою собственность. Когда молодой человек тихим голосом, почему-то по-русски, заговорил с Данияром Усеновым, крики сразу умолкли.

- Вы сказали, что мы действовали незаконно. Вы захватили власть, портфели, мы – землю. Что здесь неправильно?

Ответить на это вице- премьеру было нечего.

Толпа взорвалась угрозами: «Знаем, у кого из депутатов двадцать соток, у кого - пятьдесят! Дворцы понастроили! Отберем!»

Обещание пришедшего в себя вице-премьера, что безземельные получат участки – но в другом месте – вызвали бурные крики. Пришельцы хотели обосноваться здесь, где есть электричество, водопровод, школы для детей и работа. Многие уже и так жили в городе – правда, на птичьих правах. Средних лет женщина, словно оправдываясь, перечисляла мне все свои проблемы: «Детей учить – надо? Это не бесплатно. Потом жениться будут – куда невест приведем? Свой угол нужен нам?».

Она работала на базаре, денег едва хватало на то, чтобы заплатить за съемную квартирку и еду. Женщина оказалась с двумя детьми в Бишкеке после того, как в ее городке закрылось учреждение, где она работала. Заняла деньги под свою двухкомнатную квартиру и поехала за товаром в Китай. Прогорела - квартиру отобрали за долги. Вот и вся история.

Но у тех, у кого эта женщина отнимала земли, есть своя правда. Фермер–киргиз с горечью кивал на поле, размеченное булыжниками. «Посмотрите, озимая пшеница уже в рост пошла, а они на ней хибары собираются строить. Я расходы понес – семена, горючка, трактор арендовал! Кто мне вернет деньги, будущий урожай?». В тот раз обошлось без кровопролития.

Сегодня ситуация складывается намного хуже. Глава сельской управы села Ленинского Чуйской области Анатолий Олейниченко жалуется на неизвестных, захвативших наделы дольщиков-крестьян, всего 730 гектаров. Около полусотни человек, не обращая внимания на окрики фермеров, захватили поля и стали делить их между собой.

«А сегодня в ход пошли палки и камни, - передает агентство 24.kg слова главы сельской управы. - Они не хотят ничего слушать. Говорят, что им негде жить. Все вытоптали, все посевы уничтожены. Мы же без хлеба осенью останемся». Жители дали захватчикам отпор, после чего те двинулась в центр Бишкека. Вышедшему на переговоры и.о. мэра Исе Омуркулову самозахватчики заявили, что каждый из них имеет право на владение как минимум четырьмя сотками земли. «Мы не зря боролись против прежнего режима, который не выполнил своих обещаний построить нам многоэтажные дома, - заявили они чиновнику.

Не совсем ясно, чем закончился их разговор, но, возвратившись в село Маевка, толпа попыталась снова захватить земли. В результате – двое убитых и несколько раненых. По сообщениям информагентств, в село введены БТРы и спецназ.

Что даст народная власть?

Часть беспорядков, несомненно, - на совести криминальных структур. Грандиозным мошенничеством называет захваты земель заместитель председателя временного правительства Азимбек Бекназаров. По его словам, сегодня земли захватывают те же люди, которые занимались этим раньше. Схема такова: мошенники реализуют земельные участки, а впоследствии, при разбирательстве, выясняется, что сделки оформлены незаконно. Криминальные группировки остаются при деньгах, а покупатели, после того, как участки конфискуются, ни с чем. «Не поддавайтесь на уловки аферистов», - предупреждает бывший прокурор. Все незаконно захваченные участки будут в ближайшее время освобождены. Расследованием занимаются спецслужбы республики».

С криминальным сегментом земельного передела правоохранительные органы со временем способны справиться. Но ситуация может повторяться вновь и вновь. Даже при самой «народной» власти проблемы бедных быстро не решаются. А кредит доверия к власти, как показывает история, исчезает у киргизов очень быстро. Это сегодня оппозиция носит лавровый венок победительницы узурпатора Бакиева. Что будет завтра, когда перевесит груз нерешенных социальных проблем? Недавно житель Джалал-Абада подсчитал: «если есть хотя бы 10 миллионов сомов, то с двумя тысячами людей можно еще одну революцию сделать».

Летом 2005 года к одному из губернаторов пришел революционер с вопросом: «Есть деньги?» Если есть, то можно еще раз штурмовать Дом правительства. Поставить вместо Бакиева его, губернатора.

Нет сомнений: в Киргизии можно совершить еще не одну революцию. Труднее поставить точку.