20 апреля узбекский президент Ислам Каримов выразил солидарность с Россией, отложив в сторону споры, осложнявшие отношения между Москвой и Ташкентом, чтобы подчеркнуть, что две страны сейчас объединяет тревога по поводу нестабильности в Киргизии. Аналитики полагают, что продолжающиеся беспорядки потенциально могут стать угрозой и для режима Каримова.

«Поэтому у нас вполне совпадают точки зрения… в том, что ничьим интересам, и в первую очередь интересам стран, которые граничат с Киргизией, абсолютно не отвечает всё, что происходит сегодня в Киргизии, и есть достаточно серьёзная опасность, что эти процессы приобретут перманентный характер», - заявил Каримов после переговоров с российским президентом Дмитрием Медведевым в ходе своего первого больше чем за два года визита в Россию.

Перед началом переговоров с Каримовым Медведев заметил: «Очевидно, что и Россия, и Узбекистан заинтересованы в том, чтобы власть в Киргизии была сильной и чтобы народ Киргизии развивался и процветал».

Временное правительство Киргизии, пришедшее к власти 7 апреля, после падения режима Курманбека Бакиева, пока не может добиться полного контроля над страной. Погром, устроенный 19 апреля в пригороде Бишкека, унес жизни пяти человек и продемонстрировал неспособность властей контролировать развитие событий.

Если волнения в Киргизии выйдут из-под контроля, это, по мнению аналитиков, может подорвать позиции Каримова – 72-летнего диктатора, правившего Узбекистаном последние два десятилетия.

Узбекистан и Россия «одинаково заинтересованы в том, чтобы Киргизия избежала худшего сценария», - считает заведующий отделом Средней Азии московского Института стран СНГ Андрей Грозин.

Нестабильность на юге Киргизии, где сторонники Бакиева бросили вызов временному правительству, может с легкостью перекинуться через рыхлую границу на территорию Узбекистана, полагает Грозин. Аналитик напоминает, что за прошлым восстанием, свергнувшим президента Киргизии – «Революцией тюльпанов» 2005 года, – через несколько недель последовали массовые протесты в узбекском Андижане – самые крупные выступления против президента Каримова за весь срок его пребывания у власти. Чтобы их подавить, узбекские власти прибегли к жестоким мерам, стоившим множества жизней.

Беспокоят режим Каримова и охватившие в последние дни Бишкек беспорядки. Они вызваны бедностью и могут стать прецедентом для Узбекистана, считает аналитик лондонской консалтинговой фирмы Eurasia Group Ана Еленкович (Ana Jelenkovic). По ее словам, «это – не антиправительственные протесты, они проистекают из усталости от нищеты, состояния экономики и качества жизни. Все эти проблемы существуют, не только в Киргизии, но и в Узбекистане, при чем в нем они гораздо серьезней».
 
Хотя силы безопасности Каримова, вероятно, разобрались бы с подобными волнениями в Узбекистане быстро и решительно, «опасения вполне реальны, и, разумеется, в интересах Каримова в этом случае вступить в союз с Россией», - добавляет она.

Визит Каримова в Москву, также включавший в себя переговоры с российским премьер-министром Владимиром Путиным, многие рассматривают как попытку исправить напряженные отношения между Россией и Узбекистаном.

Прошлым летом Каримов бойкотировал московский саммит Организации Договора о коллективной безопасности и отказался поддержать создание сил быстрого реагирования ОДКБ, любимый проект Кремля, который стремится превратить ОДКБ – рыхлую группу бывших советских республик – в альянс под руководством России, способный служить противовесом НАТО. Незадолго до бойкота Каримов также яростно возражал против планов России создать новую военную базу на юге Киргизии.

В последние месяцы правительство Узбекистана заигрывало с Соединенными Штатами, чем навлекло на себя недовольство Москвы. В Ташкент нанесли визиты ряд высокопоставленных американских военных и дипломатов, как считается, с целью укрепления сотрудничества по Афганистану. В ноябре узбекские власти дополнительно прогневали Москву, разрушив советский военный монумент в Ташкенте. Этот шаг привел к протестам прокремлевских молодежных организаций у узбекского посольства в Москве.

Впрочем, аналитики предупреждают, что не следует придавать чрезмерного значения переходу Каримова на более промосковские позиции, так как это – лишь очередной элемент давней узбекской политики балансирования между Россией, Соединенными Штатами и Китаем.

«Маятник слишком сильно качнулся на запад, и теперь Каримов вернулся к тактике сближения с Россией. По крайней мере, до следующей корректировки отношение к России будет чуть более теплым, а с Западом будет чуть меньше сердечных объятий, - замечает Грозин. – Обстановка в Киргизии несколько скорректировала политику Каримова».