Москва. Верховный представитель Евросоюза по внешней политике Кэтрин Эштон (Catherine Ashton) весьма озабочена.  «Я обращаюсь ко всем политическим действующим силам как внутри правительства, так и вне его с призывом отказаться в это сложное время от применения насилия и незаконных действий  в интересах всего народа», заявила она в выходные дни после уличных боев в Киргизии и выразила надежду, что переходное правительство этой страны будет проявлять сдержанность.  Оно не должно демонстрировать свою силу, и допустить эскалацию ситуации. За все пять недель с момента начала восстания в последние дни на юге страны произошли самые кровавые уличные столкновения, в ходе которых погиб, по меньшей мере, один человек и десятки получили ранения.

Кто обладает властью в этом среднеазиатском государстве под названием Киргизия, бывшем когда-то советской республикой?  Переходное правительство, которое было создано после беспорядков, произошедших в конце апреля, или смещенный тогда глава государства Курманбек Бакиев?  По крайней мере, на юге страны этот вопрос вновь стал актуальным.  В четверг сторонники Бакиева  в трех регионах захватили правительственные здания, сместили губернаторов и установили свою власть в Оше – неофициальной столице юга страны, - где находится также аэропорт.  В пятницу в Джалал-Абаде  произошли уличные бои, которые не смог прекратить и срочно прилетевший из столицы страны Бишкека и наделенный особыми полномочиями  министр обороны. Представители милиции накануне объявили о своем строгом нейтралитете – их заработная плата не настолько высока, чтобы рисковать  своей жизнью и здоровьем во время борьбы за власть.

Одно только это обстоятельство показывает, насколько непрочными являются позиции переходного правительства. Прежде всего на юге, то есть на родине Бакиева. Милиция в этом районе состоит почти исключительно из его сторонников, и им раньше доставались хотя бы крохи от доходов тех предприятий, которые находились под контролем его клана. А новая власть в стране пока не имеет легитимности, и ее действия также неопределенны, как и результаты голосования по поводу вызывающего много споров проекта новой конституции.

Поддержка переходного правительства  обеспечивается только в находящейся под его контролем северной части страны, и его судьба зависит от социальных благодеяний,  которые сильно обременяют бюджет этой исключительно бедной республики. Временный президент страны Роза Отунбаева (так в тексте – прим. перев.), конечно же, не рассчитывала на то, что на совещании в верхах образованного после распада СССР содружества независимых государств (СНГ), проходившем недавно в Москве, Бакиев будет объявлен легитимным президентом.  Хотя Москва и ведет уже переговоры с переходным правительством, на документе, внесенном Белоруссией, предоставившей политическое убежище Бакиеву, стоит подпись и Дмитрия Медведева. Российский президент хочет избежать дальнейшего распада СНГ.

В истории региона много конфликтов, тенденций к разделению, а также близких по характеру к гражданской войне столкновений.  В 1990 году в городе Ош произошел конфликт между киргизами и узбеками. В 1992 году имели место кровавые столкновения между представителями враждующих между собой кланов в Таджикистане, и борьба велась за власть и доходные места. Гражданская война в этой стране была прекращена при посредничестве ООН только в 1997 году. В период между 1999 и 2001 годом  радикальные исламисты, воюющие в Афганистане на стороне Талибана,  совершили несколько нападений на территории Киргизии и Узбекистана.  Исламский подтекст прослеживается и во время беспорядков в 2005 году в узбекском Андижане, которые были жестоко подавлен властями. Президент Узбекистана опасался того, что его могут свергнуть так же, как это произошло за три месяца до этого с президентом Киргизии, лишившимся своего поста. С помощью полукриминальных элементов и при  поддержке США , как многие полагают,  южные кланы в Киргизии свергли тогда президента Аскара Акаева – типичного представителя традиционной правящей северной элиты.

Спустя пять лет маятник власти качнулся в другую сторону. Средства массовой информации всего мира сообщили о беспорядках в Киргизии, которые закончились  очередной сменой власти в этой крайне бедной стране, расположенной на границе с Китаем. Вместе с этим в центре внимания оказалась и вся Средняя Азия.  Этот регион, обладающий значительными запасами природного газа и нефти, может стать источником энергетических ресурсов в будущем, а его территория, по которой проходит кратчайший путь из Европы в Азию, имеет огромное стратегическое значение.  Здесь на четырех миллионах квадратных километров проживает только 60 миллионов человек, так как большую часть этой территории занимают пустыни и степи. Всего 90 миллионов человек, если добавить  к этому еще и население Афганистана, который чаще всего относят к Южной Азии.

Но это неправильно. К северу и югу от  Пянджа и Аму-Дарьи – тех рек, по которым британцы и русские в 1867 году провели границы своих зон влияния, - живут одни и те же народы – таджики, узбеки, туркмены.  Проживающие на левом берегу  части этих народов включили вместе с пуштунами  в состав искусственного образование – протектората Афганистан. Территории на западе, то есть  сегодняшние Таджикистан,  Узбекистан и Туркменистан – оказались под властью царской империи, которая еще раньше установил свой контроль на расположенными  на востоке и севере регионами – Казахстаном и Киргизией.

Киргизия и Таджикистан, в горных районах которых берут свое начало крупные реки, контролируют 80 процентов водных ресурсов региона и они строят плотины для производства электроэнергии, так как других запасов энергоносителей у них нет. Это приводит к катастрофическим последствиям в таких государствах как Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, которые в буквальном смысле купаются в нефти и газе, но их сельское хозяйство очень сильно зависит от идущей с гор воды.  В советское время Москва обеспечивала выравнивание этой ситуации. Теперь все эти пять государств ведут борьбу за перераспределение воды и электроэнергии, а также требуют пересмотра границ и обмена территориями. Происходящие на этой основе конфликты уже много раз подводили ситуацию к порогу открытых военных действий. В первую очередь это относится к Ферганской долине, представляющей собой один из немногих оазисов. Именно поэтому этот район перенаселен, и ситуация там похожа на заложенную бомбу замедленного действия, разрядить которую без особых надежд на успех пытаются правительства этих государств.

Не обладая достаточной легитимацией – по причине изменений конституции, недемократических выборов, а также фальсификаций при подсчете голосов -  все правители в этом регионе или их наследники, за исключением Киргизии,  находятся у власти  еще с 1990-х годов. Живя в постоянном страхе и опасаясь дворцовых интриг,  эти властвующие как король-солнце правители большую часть и без того скудных бюджетных средств вкладывают в совершенствование аппарата подавления.  В то время как светские критики режима сидят уже много лет в тюрьме или находятся в эмиграции, многие люди в этих странах ищут спасения и социальной справедливости у исламской оппозиции, которая становится все более радикальной.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.