Положение на юге Киргизии, где происходят этнические беспорядки, вышло из-под контроля. На улицах города Ош лежат сотни мертвых, а слабое временное правительство может только молиться, чтобы все закончилось. Чтобы остановить погромы у властей недостаточно солдат.

Пока можно только догадываться, почему местные киргизы и узбеки начали так отчаянно убивать друг друга именно сейчас. Скорее всего, кому-то (например, сторонникам изгнанного авторитарного президента Курманбека Бакиева) не понравилось, что кабинет планирует широкую демократизацию страны (референдум о новой конституции запланирован на 27 июня). Такое вполне возможно. Но это могла быть и случайность, хотя это менее вероятно.

В любом случае, если бы кто-то задумал разжечь пожар именно на юге Киргизии, ему бы хватило и маленькой искорки. Старые обиды и вражду народов здесь пока никому не удалось искоренить. Это касается всей Ферганской долины, часть которой – юг Киргизии.

Как диктатор положил начало проблемам

Корни этнических проблем Средней Азии уходят в «социальную инженерию» массового убийцы Иосифа Сталина. Именно он в 20-е годы самовольно разделил пеструю Ферганскую долину, пахнущую хлопком, между Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном. Многочисленные меньшинства разных народов он заставил жить на территории других государств (советских республик), здесь и кроются корни будущих проблем. И во времена советского деспотизма были этнические и территориальные споры, вызванные высокомерием диктатора и скрываемые под декларируемой гармонией. Сразу после распада Советского Союза все вышло наружу (взрыв насилия произошел в долине уже в 1990 году, и остановить беспорядки смогла только Советская армия). Мене крупные погромы из-за часто ничтожных споров по поводу пастбищ, земельных участков, воды или цен на рынках охватили эту область в более поздние годы, хуже всего было в 2005 году.

Именно из-за решения Сталина Киргизия сегодня – это неоднородное образование, где традиционно более проевропейский север, граничащий с Казахстаном, и южную часть, граничащую с Узбекистаном и Таджикистаном, соединяет единственная дорога, вьющаяся через высокогорные перевалы.

Если во всей Киргизии узбеки составляют 16 процентов населения (из 5,4 миллиона), то на юге страны это уже половина местных жителей. И хотя узбеки относятся к достаточно состоятельному слою общества, в политических структурах у них представителей недостаточно. Скорее всего, поэтому местные узбеки, в отличие от большинства киргизов на юге страны (сторонников свергнутого Бакиева) поддержали демократические усилия временного правительства в Бишкеке. Как говорят некоторые более радикально настроенные представители узбеков, они даже подумывают о собственной автономии.

Все это, вместе с взрывной смесью этнической солидарности, сложными семейными и клановыми связями, сильным криминальным миром и наследством постсоветской номенклатуры, из которой вышли практически все представители свергнутого и нынешнего руководств Киргизии, переросло в самые страшные за последние 20 лет беспорядки.

Если посмотреть на недавнюю историю, маловероятно, что пожар перейдет и к соседям в Узбекистан и Таджикистан. Подобные взрывы через несколько дней раньше всегда стихали сами собой, без вмешательства иностранцев, о котором пока Россию безуспешно просит временное правительство в Бишкеке.

Однако кое-что говорит о том, что на этот раз все серьезнее. Сегодня это не соседский спор двух кланов, а спор за власть и политику, который, похоже, намеренно спровоцировали сторонники Бакиева и другие силы (это наркобароны или исламисты?), которых не устраивают планируемые демократические перемены в стране. Выяснение отношений с узбеками, очевидно, только второстепенный, побочный продукт конфликта.

Исламисты ликуют

Опасения, которые вчера высказал вице-премьер Алмазбек Атамбаев, о том, что беспорядки могут начаться и в столице Бишкеке и охватить всю страну, возникли не на пустом месте. Как и страх, что хаос на юге будет очень выгоден местным исламистам, которые в этой области контролируют наркоторговлю.
 
У милитаристского ислама в Ферганской долине есть поддержка. Как и на юге Киргизии, ведь киргизы из-за кочевого образа жизни традиционно считаются «менее исламскими», чем, например, оседлые узбеки. А при мысли о том, что в находящемся поблизости Афганистане снова победит Талибан (а это реальная угроза) и распространит свое влияние и на богатую полезными ископаемыми Среднюю Азию, мороз по коже должен быть у каждого, кто не является сторонником Усамы бен Ладена.
 
И, прежде всего, это причина, по которой великие державы – Россия, США и Китай (у двух первых стран на севере Киргизии есть военные базы), тщательно охраняющие в этом регионе свои экономические и стратегические интересы, а также интересы собственной безопасности, не должны бросить в беде продемократическое правительство Киргизии. И помощь не должна ограничиваться хлебом и палатками, хотя это и рискованное мероприятие. Мольба Бишкека об иностранном вмешательстве в любом случае создаст им комфортные условия.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.