В пятницу временно возглавляющая киргизское государство Роза Отунбаева вылетела туда, где в июне разгорелись межэтнические столкновения, а также подтвердила новую оценку числа погибших — две тысячи человек.

Беженцами стали порядка 400 тысяч узбеков, из которых сто тысяч успешно перешли границу и нашли убежище в Узбекистане, а триста тысяч - застряли в Киргизии. Их дома сожжены, а родственники избиты, изнасилованы и истреблены.

Киргизская армия и полиция спокойно стояли и не вмешивались - или вмешивались. Когда начались массовые убийства по национальному признаку, временное правительство не смогло их остановить.

Причём всё это имеет значение даже для нас. Киргизы далеко, но они разрешили нашим войскам пользоваться военно-воздушной базой «Манас» (названной в честь киргизского полководца) для переброски подкреплений и боеприпасов в Афганистан. Эта база имеет для нас жизненно важное значение, но будущее нашего присутствия там уже тогда стояло под вопросом. А теперь не исключено, что нам скажут: янки, гоу хоум.

Последняя бойня важна для нас ещё и потому, что она вписывается в рамки осуществляемой российским премьер-министром Владимиром Путиным стратегии восстановления гегемонии России в Средней Азии. Именно поэтому он отказал киргизам в просьбе прислать российских миротворцев.

Рано или поздно российские военные там, возможно, и появятся, но не раньше, чем ситуация станет ещё хуже. У русских тоже есть своя база в Киргизии, но их военные её не покидают. Путин ждёт, пока остальные среднеазиатские страны, входящие в его Организацию договора коллективной безопасности, начнут умолять его о помощи. Путин хочет подать всё под соусом легитимности, создать видимость коллективных действий.

Кроме того, Путин хочет положить конец присутствию США на базе. Но ему нужно, чтобы киргизское правительство как бы само приняло подобное решение. Так что предстоит ещё много закулисной торговли.

В долгосрочном периоде Путин рассчитывает не пускать в регион китайцев, а тамошний газ пропускать только через подконтрольные России трубопроводы. Он хочет создать этакую «уценённую» версию царской империи. И он сделает всё необходимое, чтобы добиться этого.

Но почему сосед неожиданно пошёл на соседа? Да ещё и с топором?

В апреле в Киргизии произошло восстание, в результате которого был свергнут готовившийся стать диктатором Курманбек Бакиев. Он бежал в Белоруссию (это как Куба, только с очень плохим климатом). Но Бакиев и его люди до сих пор пользуются поддержкой на юге страны, в районе Оша, где приток узбекских иммигрантов вызывает возмущение местного населения (мне приходилось бывать в Оше — это пыльный малоэтажный город с еле живой больницей, парой гламурных автосалонов для бандитов и разрозненными кварталами, по большей части представляющими собой трущобы для представителей разных этнических групп).

Узбеки отличаются от киргизов большей агрессивностью и амбициозностью, а значит, им проще добиться успеха. А Ош находится на краю ценной Ферганской долины, где Сталин перекроил границы с целью ослабить местную власть - поселил рядом с друг другом одни враждебно настроенные по отношению друг к другу этнические группы, а другие разделил, в результате чего единственным эффективно действующим посредником в отношениях между ними остался Кремль. После распада Советского Союза в долине происходили кровопролитные столкновения.

Находясь в изгнании, Бакиев воспользовался своими связями с местными кланами и бандами и спровоцировал восстание, подстёгивавшееся убийствами по этническому принципу. Он надеялся, что Киргизия станет неуправляемой, и предстоящие выборы будут сорваны. Он хотел показать, что только он и никто другой способен стать гарантом мира в Ферганской долине.

В какой степени в этом были замешаны приспешники Путина — до сих пор неясно. Но в конечном итоге выгодно это только России: чем больше ослабнет Киргизия, тем сильнее она будет нуждаться в защите России.

Соседний Узбекистан — государство более крупное и сильное, чем Киргизия, — проявляет нехарактерную для него пассивность, не предпринимая ничего, кроме закрытия границы от будущих беженцев. Почему? Потому что ташкентское правительство хочет, чтобы узбеки оставались в Киргизии. Узбекистан считает, что вся Ферганская долина должна принадлежать ему. А беженцы — лишь пешки.

Узбекистан мог бы осуществить военное вмешательство и защитить их, но расширение конфликта даст России повод вмешаться самой. Таким образом, все заняли выжидательные позиции.

Взаимная ненависть в регионе всегда была глубокой, а теперь — углубилась ещё больше. Люди погибли, жизнь выживших разрушена, сгорели целые кварталы, рухнула слабая экономика. А наши дипломаты не знают, что им делать.

Если верить Госдепартаменту, то насилие на этнической почве — это иллюзия. Но заставить людей убивать своих соседей, у которых странный акцент или немного другой цвет кожи, на самом деле оглушительно просто.

От Оша совсем недалеко лететь до Афганистана, а там все всех ненавидят ещё больше.

А мы даже не знаем, останется погром драмой в одном акте или наступила лишь краткая передышка. И мы не можем ничего сделать, чтобы изменить ход событий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.