В XIX веке Россия и Великобритания соперничали за господство над Средней Азией. Хотя борьба великих держав в регионе существует и по сей день, русские и американцы (по крайней мере внешне) все же предпочли сохранять дистанцию в ходе недавней бури событий, которая разразилась в Киргизстане, одной из ныне независимых среднеазиатских республик бывшего СССР.

Тем не менее, как заявил в своем выступлении перед французскими парламентариями посол Жыргалбек Азылов, этот конфликт может стать угрозой стабильности всего региона. "Зачем создавать второй Афганистан, когда стабильность Киргизстана может быть залогом стабильности всего региона?"

Эта бедная природными ресурсами (за небольшим исключением в виде месторождения золота) страна уже долгое время является слабым звеном Средней Азии, и это ее положение еще более обострилось после "революции тюльпанов" в марте 2005 года. Некоторые увидели здесь руку США, так как с 2001 на территории республики размещена американская военная база для поддержки операции в Афганистане. В любом случае, эти подозрения сами по себе выглядят явно недостаточными для объяснения новейшей истории этой маленькой горной страны.

В ходе июньских событий, в результате которых погибло около 300 человек, а еще 400 000 пришлось покинуть свои дома (100 000 отправились в соседний Узбекистан), Россия, США и Китай продемонстрировали всем завидную осмотрительность и осторожность.

На юге страны, в Оше и Джалалабаде было отмечены множественные случаи насилия и беспорядки. Прежде всего это касается столкновений на межэтнической почве между киргизами и узбеками. Киргизы составляют большинство населения страны (65% из общего числа в 5 миллионов человек), тогда как узбеков насчитывается около 15% и проживают они в основном на юге республики. Как подчеркивает Оливье Феррандо (Olivier Ferrando) из Ceri-Sciences po, в 1920-х года советский режим стремился создать моноэтническую республику. Тем не менее, сложные миграционные потоки привели к тому, что в Киргизстане сегодня живет около 700 000 узбеков. Число русских в свою очередь (12% населения по переписи 1999 года) постепенно сокращается. Такая тенденция, по-видимому, и объясняет относительно сдержанную реакцию Москвы в ходе последнего кризиса, несмотря на призывы о помощи со стороны главы временного правительства Розы Отунбаевой. Этнические проблемы, однако, тоже не могут в полной мере объяснить ситуацию. В данном случае эта тема скорее служит почвой для различных политических махинаций.

Еще одно объяснение, которое в определенной степени позволяет понять причины осторожности великих держав, касается политики и связей в преступном мире. В апреле этого года неожиданное и кровавое восстание привело к падению режима Курманбека Бакиева, который сам получил всю полноту власти в результате революции 2005 года и поддерживал отношения со многими преступными кланами. В июне нашедший прибежище в России (так в тексте, на самом деле убежище Бакиеву предоставила Белоруссия, - прим. ред.) бывший президент призвал всех к спокойствию, сохранив при этом прочные связи с действующими в Киргизстане группами. Не стоит забывать и об отмеченном в последние годы росте мафиозных структур, завязанных на торговле афганскими наркотиками и их транспортировке через территорию Киргизии.

Другим немаловажным фактором в дестабилизации ситуации в прошлом месяце стало практически полное отсутствие реакции сил безопасности, что во многом объясняется слабостью позиций самого временного правительства. Но несмотря на свою слабость, временные власти все же смогли добиться на референдуме 27 июня принятия новой Конституции страны.

По плану авторов нового основного закона, он должен обеспечить переход от режима сильной президентской власти к системе парламентской республики, что не кажется такой уж простой задачей с учетом активности в регионе салафистских организаций (некоторые из них близки к Аль-Каиде). Кроме того, недавний кризис обострил и без того неважные отношения Киргизстана с соседним Узбекистаном. Дело в том, что появление устойчивого демократического режима может стать причиной для серьезного беспокойства авторитарных властей соседних стран (Узбекистана, а также Таджикистана, Туркменистана и Казахстана).

Тем не менее, великие державы, хоть и скрытно, но продолжают соперничать друг с другом в Средней Азии. Так, Бакиев договорился с Россией о закрытии американской базы "Манас", но видимо пошел на это лишь затем, чтобы вырвать у США повышение арендной платы. Роза Отунбаева, которая в результате референдума стала исполняющей обязанности президента страны, пообещала больше не возвращаться к этому вопросу. И сколько же времени может еще продлиться такая ситуация, когда русские видят в каждой инициативе Запада в "ближнем зарубежье" реальную угрозу своей безопасности? Любое движение к демократии наталкивается, таким образом, на серьезные препятствия. Некоторые наблюдатели при этом откровенно недоумевают, глядя на результаты голосования 27 июня: 91% "за" при явке избирателей в 65%. Однако все это не должно помешать русским и американцам доказать, что они способны сдержать свое обещание о разрядке и помочь этой маленькой среднеазиатской республике встать на путь стабильности и (чем черт не шутит!) демократии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.