Малоизвестный бельгийский предприниматель утверждает, что его компания в ноябре заключит сделку с Туркменией по компримированному природному газу (КПГ), которая может стать ударом как для европейского проекта Nabucco, так и для российского «Южного потока».

В кругах европейского чиновничества Кун Минне (Koen Minne), 40-летний бельгийский юрист со спокойным голосом, возглавляющий брюссельскую инженерную фирму Enex и считающийся почетным консулом Туркмении в Бельгии и Евросоюзе, не слишком известен.

Однако в понедельник (11 октября) г-н Минне заявил EUobserver, что Enex и консорциум неназванных европейских энергетических компаний готовится уже в следующем месяце представить Ашхабаду окончательное предложение. «Думаю, в ноябре мы достигнем договоренности, и, если все будет идти по графику, я полагаю, что мы будем готовы представить предложение туркменской стороне».

Глава Enex неплохо осведомлен о намерениях Ашхабада. Он регулярно общается по телефону с вице-премьером Туркмении Ягшигельды Какаевым и министром иностранных дел Рашидом Мередовым. Только в этом году он семь раз встречался с президентом Гурбангулы Бердымухаммедовым. За последние годы его компания привлекла в страну иностранные инвестиции на сумму 430 миллионов евро.

Его проект предусматривает, что каждый год через Каспийское море в Азербайджан будет переправляться танкерами от 3 до 4 миллиардов кубометров компримированного туркменского газа, который потом пойдет по уже действующему трубопроводу Баку-Тбилиси-Эрзерум в Турцию.

Пока неясно, кто будет строить трубопровод из Эрзерума в Евросоюз, а также войдет ли Туркмения в возглавляемый Enex транзитный консорциум или просто будет продавать газ на границе. Однако г-н Минне уже планирует, что поставки начнутся в 2013 или 2014 году.

Если газопровод для КПГ будет построен, Ашхабад вряд ли позволит Евросоюзу и России строить новые трубопроводы в Туркмению. «Разумеется, туркменская сторона не хочет, чтобы туркменский газ конкурировал с туркменским газом... Не думаю, что Туркмения согласится снабжать газом «Южный поток» или Nabucco», - считает г-н Минне.

Несмотря на это, московские источники г-на Минне утверждают, что Россию такой вариант устроит. «Я не получил с российской стороны ни одного знака, который указывал бы на то, что русские будут возражать… Можно сделать вывод, что наш проект не выглядит угрозой ни для одной из стран», - говорит он.

Некоторые европейские дипломаты считают г-на Минне российской марионеткой, задача которой - сорвать проект Nabucco. Сам он это отрицает. Намного более масштабный, чем его планы, проект Евросоюза потенциально мог бы завязать новые политические связи между Туркменией и Западом и ускорить интеграцию Евросоюза с ранее находившимися в российской сфере влияния странами Закавказья.

Глава Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу (Jose Manuel Barroso) планирует посетить каспийский регион в конце ноября или в начале декабря, чтобы лоббировать проект Nabucco.

Однако в последние месяцы европейская газовая дипломатия потерпела неудачу. Туркмения отказалась участвовать во встрече министров в Брюсселе 1 октября, сославшись на проблемы с повесткой дня. По-видимому, она считает, что ЕС слишком затягивает реализацию своих планов, и крайне этим недовольна.

«Туркмения всерьез рассчитывает экспортировать газ в Европу. Если бы проект трубопровода был реалистичным, я бы его полностью поддержал, - говорит г-н Минне. – Если они [ЕС] твердо уверены в своем проекте, я бы советовал им предложить Туркмении условия «бери или плати». Им нужно сказать Азербайджану: «Выдайте нам все возможные разрешения на строительство трубопровода». А потом сказать Туркмении «Выдайте нам все возможные разрешения. Мы, как Европа, берем на себя ответственность за строительство. Через два года он будет построен, и мы уже сейчас гарантируем, что будем покупать на условиях «бери или плати» 10 или 20 или 30 миллиардов кубометров». Это покажет, что они уверены в своем проекте в десяти- или двадцатилетней перспективе».

Условия «бери или плати» обязали бы европейские компании в будущем платить за установленные объемы газа, даже если в Евросоюзе упадет на него спрос.

Жестокое и необычное?


Ведущие правозащитные организации, такие как Global Witness, офис которой находится в Лондоне, и Институт «Открытое общество», базирующийся в Нью-Йорке, продолжают считать Туркмению одной из самых репрессивных и коррумпированных стран в мире. Вопросы прав человека дополнительно осложняют отношения Туркмении и Евросоюза.

Предшественник г-на Бердымухаммедова, покойный Сапармурат Ниязов, выпивал в день по две бутылки коньяка, установил в Ашхабаде собственную вращающуюся статую, сварил заживо одного из диссидентов и потребовал у французской фирмы взятку в 500 миллионов долларов за подписание газового контракта.

По словам г-на Минне, стране еще предстоит пройти долгий путь. Однако нового лидера он считает «очень разумным» человеком, стремящимся добиться хороших результатов и осуществить постепенную технологическую и политическую трансформацию туркменского общества. «Я совершенно серьезен и говорю это не просто «для протокола». Возможно, будь все по-другому, мне было бы трудно на него работать».

Чтобы продемонстрировать, насколько все прозрачно в его компании, он рассказал, как Enex и его клиенты, такие как Honeywell и Schneider Electric, ведут дела с Ашхабадом.

«Если я должен поставить газовый компрессор стоимостью в 50 миллионов евро, я беру свидетельства о происхождении товара, сертификаты качества и транспортные документы и представляю все это в Deutsche Bank. Установив соответствие представленных документов условиям туркменских аккредитивов, Deutsche Bank мне платит, и эти деньги переводятся на мой счет, чтобы я мог заплатить за компрессор. После этого Deutsche Bank получает деньги от Центрального банка Туркмении», - объясняет он.

«Вся деятельность осуществляется через счета компаний в европейских банках. Невозможно снять деньги с такого счета и не привлечь внимание аудитора... Honeywell, Schneider – они котируются на бирже, поэтому не знаю, как они смогли бы заниматься чем-нибудь таким [дачей взяток]».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.