Западные энергетические компании рассчитывают на выгодные сделки в Туркмении, которая после многолетней изоляции открывает доступ к обширным запасам нефти и газа.

В число компаний, намеренных вести дела в этой пустынной стране, которая занимает четвертое место в мире по запасам природного газа, входят Chevron, Total и TXOil (совет директоров последней возглавляет младший брат бывшего президента США Джорджа Буша).

Никто из них не ожидает легкой наживы. Конкуренция будет суровой, к тому же, как полагают аналитики, новой волне иностранных инвесторов придется ограничиться блоками на шельфе Каспийского моря. На суше им могут достаться только контракты на обслуживание. «Приглашать иностранные компании разрабатывать морские месторождения и обслуживать наземные – это обычная политика Туркмении, и я не думаю, что она изменится», - говорит Наджия Бадыкова, работавшая в туркменском правительстве до создания собственной компании в Вашингтоне Antares Strategy.

Туркмения – бывшая советская республика, граничащая с Афганистаном и Ираном, - планирует в ближайшие два десятилетия втрое увеличить добычу газа и довести ее до 230 миллиардов кубометров в год и рассчитывает более чем вшестеро увеличить добычу нефти – до 67 миллионов тонн в год. Традиционно она отправляет газ на север, в господствовавшую над ней в советские времена Россию, однако сейчас она диверсифицирует маршруты экспорта с учетом растущего спроса в Китае, Иране и Европе. Туркменский газ жизненно важен для поддерживаемого Европейским Союзом проекта трубопровода Nabucco.

В прошлом году у Туркмении возник спор с Москвой из-за разрыва трубопровода. Это происшествие стоило Ашхабаду по миллиарду долларов за каждый месяц простоя и в итоге привело к резкому сокращению поставок туркменского газа в Россию. В результате страна начала активнее искать новые рынки. Представители западных компаний утверждают, что амбициозные планы Туркмении по увеличению добычи невозможно будет осуществить без иностранного капитала и иностранных специалистов.

«Желаемый рост добычи потребует регулярных крупных капиталовложений в течение нескольких лет», - считает Дуглас Утикура (Douglas Uchikura), президент Chevron Nebitgaz B.V.

«Президент действительно собирается открыть дорогу для тех сделок, которые он сочтет взаимно выгодными, - поясняет он. – Это будет делаться крайне осторожно».

Туркмения выходит из изоляции?


Туркмения прогнозирует, что ее экономика, основанная по большей части на газе и хлопке, вырастет в этом году на 7,5 процента. Прогноз МВФ выглядит еще более радужным и обещает 9,4 процента роста.

В частном порядке туркменские чиновники выражают недовольством тем, как мало изменился имидж страны за четыре года, прошедшие с момента смерти первого постсоветского лидера Туркмении Сапармурата Ниязова.

Мраморные дворцы и великолепные фонтаны столичного Ашхабада служат памятником самопровозглашенному Туркменбаши, то есть «главе туркмен», и впечатляющему культу личности, характеризовавшему его своеобразное правление.

С тех пор в Ашхабаде открылись несколько интернет-кафе. В старых районах города на крышах трех- и четырехэтажных жилых домов теснятся спутниковые тарелки, которые позволяют горожанам, по их собственным словам, смотреть более 700 телеканалов.

По результатам всемирного опроса Gallup, Туркмения даже заняла в этом году 18-е место по уровню счастья из 155 стран.

по большинству других параметров она обычно показывает намного худшие результаты. Так в индексе свободы прессы, который составляет организация «Репортеры без границ», в 2010 году строчки ниже Туркмении заняли только Эритрея и Северная Корея.

Немногочисленные открытые оппозиционеры давно бежали из страны, а те, кто остался, не осмеливаются выступать против правительства.

Работающие в Ашхабаде иностранные дипломаты пока затрудняются сказать, не придет ли на смену культу Ниязова культ его преемника, Гурбангулы Бердымухаммедова, стоматолога по специальности.

Во время проходившей в туркменской столице конференции по энергетике огромный портрет действующего президента, держащего в правой руке ручку, взирал сверху вниз на представителей иностранных компаний, каждый из которых прибыл туда с мечтой о главном призе – подписи Бердымухаммедова на его проекте.

«Обстановка в стране не может полностью измениться за одну ночь – иначе это уже называется революцией, - заметил один из дипломатов. – Однако правительство повышает уровень своего экономического взаимодействия с миром. В прошлом ничего подобного просто не делалось».

Сотрудничество с государством

Итак, в чем же состоит секрет ведения дел в Туркмении? Зарегистрированная в Дубае компания Dragon Oil работает там больше 10 лет и на настоящий момент инвестировала в экономику страны уже почти два миллиарда долларов.

Она заключила соглашение о разделе продукции, позволяющее ей работать на договорной территории «Челекен», и наняла почти 1000 сотрудников-туркменов.

«Здесь необходимо сотрудничать с одним из государственных ведомств, следовать всем местным правилам и помогать местной экономике», - рассказывает исполнительный директор Dragon Oil по разработке нефтяных месторождений Эмад Бу-Хулайга (Emad Buhulaigah).

Многим западным компаниям трудно иметь дело с туркменским государством. Между тем государственные китайские компании получают благодаря этому преимущество, так как способны быстро и напрямую договариваться с правительством Туркмении.

По словам другого западного дипломата, «иногда бывает непросто объяснить, что западное правительство не может сказать частной компании, что она должна делать».

Ряду частных инвесторов также мешают работать в Туркмении местная многоуровневая бюрократия и бытующие на Западе сомнения по поводу обстановки с правами человека в этой стране.

Еще один дипломат вспомнил недавний разговор с высокопоставленным туркменским правительственным чиновником: «Знаете, что он сказал? Что Евросоюз за 14 месяцев успевает только подготовить проект меморандума, в то время как Китай за те же 14 месяцев успел построить трубопровод».

1833-километровый трубопровод в Китай, который уже в 2013 году будет перекачивать на восток по 40 миллиардов кубометров газа в год, был открыт в прошлом году.

Китай не пожалел миллиардов долларов на кредиты, и в итоге китайская государственная компания CNPC оказалась в числе четыре азиатских фирм, получивших в декабре прошлого года право разрабатывать месторождение «Южный Иолотань» - бриллиант в энергетической короне Туркмении.

Впрочем, европейские и американские компании также вряд ли упустят свое, тем более, что недавно туркменское правительство пообещало, что скоро на Запад по дну Каспийского моря будут тоже идти по 40 миллиардов кубометров газа в год.

«Оказаться в зависимости от двух гигантов – Китая и России, – не в интересах Туркмении», - объясняет Бадыкова.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.