- Можно ли ожидать, что на предстоящем 1-2 декабря в Астане саммите ОБСЕ будет подписан важный документ по урегулированию нагорно-карабахского конфликта? *

- Я с некоторым скептицизмом отношусь к появлению подобного документа, хотя Москва неоднократно заявляла о такой возможности. Это понятно. Кроме сохранения статус-кво, Москва хочет также усилить свою роль в регионе и свое влияние на Армению и Азербайджан помимо формата Минской группы ОБСЕ. Активизация Москвы никаких препятствий не встречает. Иран рассматривает Москву как регионального игрока, а Запад не имеет ключа к решению карабахской проблемы. Может, Москве удастся его найти. У Запада и без того своих проблем достаточно: вопрос Грузия, Кипр, Балканы, расширение Евросоюза, финансовый кризис и т.д. Пусть Москва попытается что-то сделать, почему бы нет.

Уверен, что никакого прорыва в Астане не будет, поскольку после того, как в июле 2009 года руководители трех стран-сопредседателей Минской группы подписали документ, отражавший основные принципы урегулирования проблемы, Азербайджан и Армения не добились прогресса в вопросе применения этих принципов. Стороны не заинтересованы в уступках. Вопрос не в том, хорошо это или плохо, а в том, что ключ к решению проблемы не находится ни у Вашингтона, ни у Москвы, ни у Тегерана, ни у Анкары. Он, в первую очередь, находится у сторон конфликта, которые должны захотеть добиться мира. А мира можно добиться, если есть конкретные ожидания.

На мой взгляд, мир достигается только в том случае, если стороны знают, что на что меняют. Например, в свое время Египет понимал, что в случае признания государства Израиль он получит назад гору Синай, а в случае непризнания не получит ничего. В свою очередь Израиль понимал, что, покинув Синай, он коренным образом изменит конфигурацию арабского мира, поскольку в лице Египта появится первое в мире арабское государство, готовое признать суверенитет и границы Израиля. В результате был достигнут мир. До появления этого прагматичного подхода войны и конфликты продолжались с различной частотой.

По этой же причине Армении и Азербайджану необходимо разработать прагматичную платформу, которая будет выгодна обеим сторонам. Только в этом случае воцарится мир.     


- А может, статус-кво выгоден всем.  

- Да, он выгоден Азербайджану, так как позволяет откладывать обращение к некоторым острым вопросам. Выгоден также Армении, так как чем дольше Нагорный Карабах и сопредельные с ним районы останутся под армянским контролем, тем больше Армения выиграет, поскольку в данном случае время работает на Армению.  

- Какова вероятность того, что Азербайджан перейдет от воинственных заявлений к конкретным действиям?

- В разрезе двух лет такая вероятность уменьшилась, а вот два года назад существовала определенная уверенность в реальности повторения такого сценария. В течение предшествовавших этому четырех лет Грузия вела политику замораживания конфликтов, не удостаиваясь какого-либо осуждения внешнего мира. Создавалось также впечатление, что, да, применение в постсоветском контексте сценария сербской Краины возможно. Однако после августовских событий 2008 года Азербайджан, я думаю, сделал определенные выводы.

Я скептически отношусь к варианту перехода от воинственных заявлений к конкретным действиям, поскольку этот конфликт невозможно будет представить в контексте противопоставления Восток-Запад (что сделали и продолжают делать грузины). В случае с нагорно-карабахским конфликтом Азербайджан не вступит в прямой конфликт с Россией. Его враг – Армения. Наоборот, в отношениях Азербайджана с Россией наметились позитивные сдвиги. То же самое касается Запада. Поэтому в данном случае невозможно будет четко разделить глобальных игроков на проармянских и проазербайджанских.

Что касается позиции этих игроков в отношении проблемы Нагорного Карабаха, то разделительные линии пройдут внутри указанных стран. И в этом плане Азербайджан даже не сможет иметь моральное и информационное преимущество, как это произошло в случае с Грузией. Если Запад, который так поддерживает Грузию, не вступил из-за нее в войну, и тем более не сделает этого из-за Азербайджана, не пользующегося столь однозначной поддержкой, то трудно ожидать подобного развития событий.    

- Существует ли возможность, что Россия когда-нибудь признает независимость Карабаха?

- В ближайшие 10 лет я не представляю такого процесса.

- В каком случае Россия может потерять Армению?

- Такую возможность я считаю маловероятной. Если только предположить, что Россия начнет в одностороннем порядке поддерживать Азербайджан, не стремясь сохранить геополитический баланс. Серьезными вызовами для интересов России могут стать открытие армяно-турецкой границы и окончательное урегулирование армяно-турецких отношений. Одним из вариантов является установление отношений между Арменией и Азербайджаном, в случае чего Армения может уже не представлять большой интерес для России.

Конечно, это не означает, что Россия не хочет урегулирования конфликта. Вообще глупо утверждать, что Россия может в одностороннем порядке каким-то образом его решить. Думаю, решения на данный момент нет. В конце концов, статус-кво не от хорошей жизни. Невозможно решить проблему в пользу или Армении, или Азербайджана. Оба варианта опасны. 

* (Интервью было подготовлено до начала саммита ОБСЕ в Астане)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.