­На политической повестке дня в Казахстане – проведение всенародного референдума о продлении полномочии действующего президента до 2020 г.

Вопрос о проведении референдума еще не решен окончательно, т.к. последнее слово остается за самим президентом.

Тем не менее, в сложившейся ситуации встает вопрос: а можно ли считать референдум непосредственным проявлением демократии в государстве?

Референдум – инструмент не новый, и принятое на референдуме решение может в разных случаях как иметь силу закона, так и носить консультативный характер. Референдумы предусмотрены законодательной системой многих государств Европы и мира, хотя следует подчеркнуть, что не в США, не на федеральном уровне.

К примеру, в Швейцарии, всенародным референдумом было принято решение о запрете строительства новый мечетей, а в Швеции всеобщим голосованием был решен вопрос о неведении Евро в качестве национальной валюты.

Иногда референдумы бывают неполиткорректны, а иногда они неугодны элитным кругам. В целом они считаются демократическим инструментом – в особенности, когда речь идет о таких богатых странах как Швейцария и Швеция.

Но вернемся к Казахстану.

Очень немногие из посетивших Казахстан усомнились бы в том, что президент Нурсултан Назарбаев пользуется искренней популярностью и любовью народа.

И в самом деле, Нурсултан Назарбаев правит своей страной уже 20 лет, и при этом остается в дружеских отношениях и с Вашингтоном, и с Брюсселем, и с Москвой – чем не достижение!

Под его руководством Казахстану удалось привлечь прямых иностранных инвестиций на 150 миллиардов долларов, и на сегодняшний день государство может похвастаться быстрым ростом экономики.

К тому же, Назарбаев держит свое обещание о сохранении стабильности на пост-советском пространстве как пространстве «без войн и без национальных конфликтов».

Так значит, да здравствует референдум?

Не так быстро, говорит США.  В официальном заявлении Госдепартамента сказано: «Мы считаем, что проведение всенародного референдума… станет свидетельством отхода Республики Казахстан от демократии». И далее:

"Мы считаем крайне важным, чтобы правительство и народ Казахстана соблюдали свои международные обязательства и не прекращали стремление к проведению свободных и непредвзятых выборов».

Отчитали так отчитали.

Скорее всего, тут одно из двух.

Либо Госдепартамент по секрету сообщил правительству Казахстана: «Простите, ребята. Вы же понимаете, что мы обязаны это сделать для всеобщего обозрения. Просто потому что вы пока потратили недостаточно сил и денег на то, чтобы убедить население США в том, что вы такая же звезда демократии как Швеция. Поэтому мы вынуждены притвориться, что мы с вами строги. Но бояться совершенно нечего – это просто бизнес, как всегда».


В этом случае это называется лицемерием.

Или же они действительно так считают. И в этом случае Казахстан вполне может обидеться на менторский тон Вашингтона и предпринять какой-нибудь ответный ход  –  например, несколько усложнить жизнь компаний из США, работающих в Казахстане. А компании, о которых идет речь, - далеко не рядовые, среди них Chevron,  ConocoPhilips, Exxon Mobile, и даже Halliburton International.

Позволим себе напомнить нашим читателям, что Казахстан является местом открытия крупнейшего месторождения нефти за последнее десятилетие. На его территории также расположены крупнейшие в мире залежи урана (а по Каспийскому морю государство граничит с Ираном – и мы совершенно ни на что не намекаем).

В этом случае попытку Госдепартамента США читать Казахстану морали следует назвать глупостью - и не  в последнюю очередь по той же самой причине, по которой никто не может припомнить, чтобы когда-либо критиковалось политическое устройство другого важнейшего производителя нефти, Саудовской Аравии.

Итак, скорее всего тут дело в лицемерии. Тогда вопрос – а зачем? Чтобы весь мир видел, что США по-прежнему живут теми временами, когда их слова что-то значили?

Или потому что в США на федеральном уровне нет такой вещи как референдум?

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.