В Центральной Азии внимание мировой общественности привлекают обычно только такие гигантские энергетические инициативы, как строительство трубопровода из Туркмении в Китай или удвоение пропускной способности нефтепровода Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), идущего с северо-запада Казахстана к Черному морю, – то есть стратегические проекты трансконтинентального или, по меньшей мере, субконтинентального масштаба.

Однако центральноазиатская углеводородная энергетическая отрасль – это «сложная система» в техническом смысле слова, а основы анализа сложных систем гласят, что изменения сравнительно небольшого масштаба в них могут оказывать неожиданно сильный эффект в большом масштабе.

Поэтому изменение обстановки в собственно центральноазиатской энергетике, рассчитанной в первую очередь на местные нужды, а не на экспорт, может в дальнейшем иметь весьма широкие последствия. Сейчас подобные изменения происходят в Таджикистане и Узбекистане, однако западных журналистов они не слишком интересуют, так как речь идет о проектах, имеющих в основном местное значение и практически не затрагивающих западные фирмы.

Не все осознают, что Узбекистан занимает по добыче газа второе место на постсоветском пространстве и десятое место в мире. Дело в том, что по сравнению с другими странами региона газовый экспорт из этой страны не слишком велик из-за ее сравнительно большого населения и соответственно высокого внутреннего спроса. Между тем, ежегодно в Узбекистане добывается 60 миллиардов кубометров газа и восемь миллионов тонн жидкостей.

В разработке газовых месторождений Узбекистана и Таджикистана активное участие принимает дочерняя компания российского «Газпрома» «Зарубежнефтегаз» специализирующаяся на разведке и добыче нефти и газа за пределами России. Свой вклад в разработку узбекских месторождений вносят также российские «ЛУКОЙЛ» и «Роснефть». Кроме того в число немногих зарубежных стран, участвующих в разведке и добыче энергоресурсов Узбекистана (в частности в районе Аральского моря), входят только Южная Корея и Малайзия.

В конце 2010 года Узбекистан обнародовал свою программу развития энергетики на ближайшие пять лет, требующую вложения 23 миллиардов долларов. В нее входят 37 новых проектов, которые будет осуществлять в основном «национальный чемпион» «Узбекнефтегаз» в сотрудничестве с иностранными компаниями в тех случаях, когда это необходимо.

В частности он привлек дочернюю компанию «Газпрома» к разработке Шахпахтинского блока на плато Устюрт. Сейчас Шахпахтинский блок поставляет 120 миллионов кубометров газа в год, однако Узбекистан надеется, что в ходе идущих на нем буровых работ будут разведаны еще несколько миллиардов кубометров.

Сейчас практически весь экспорт узбекского газа идет в Россию, однако страна активно ищет пути для диверсификации, особенно на азиатско-тихооокеанском направлении. Особенный интерес она проявляет к Китаю. В 2007 году «Узбекнефтегаз» начал сотрудничать с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC), приступив совместно с ней к строительству узбекского сегмента газопровода «Туркмения-Китай», который вступил в строй в конце 2009 года.

Сейчас завершается строительство второй стадии этого трубопровода. Его пропускную способность планируется повысить до 40 миллиардов кубометров в год, включая объемы, идущие из Туркмении на восток. Кроме того вторая стадия будет наполнять узбекское подземное газохранилище «Газли» для внутренних нужд Афганистана. Также продолжает развиваться связанная с трубопроводом инфраструктура и в частности с китайской помощью строятся новые компрессорные станции.

«ЛУКОЙЛ» участвует в реализации узбекского проекта «Кандым-Хаузак-Шады-Кунград», рассчитанного на экспорт газа в Китай при участии CNPC. Сейчас добыча составляет 3 миллиарда кубометров в год. В 2013 году она будет расширена и к середине десятилетия должна достигнуть 15 миллиардов кубометров. В настоящий момент «ЛУКОЙЛ» продает весь добытый им в Узбекистане газ «Газпрому» для дальнейшей перепродажи, однако Узбекистан планирует направить газ из этого проекта в трубопровод «Туркмения-Китай».
 
Одним из немногих направлений узбекского газового экспорта помимо России и Китая пока остается Таджикистан. Однако в среднесрочной перспективе это должно измениться. В прошлом месяце «Газпром» объявил, что в ходе разведки таджикского месторождения «Сарыкамыш» было обнаружено примерно 60 миллиардов кубометров природного газа – эквивалент объема внутреннего потребления за 50 лет.

Это означает, что уже сравнительно скоро Таджикистан, по-видимому, перестанет зависеть от импорта узбекского газа, вокруг которого постоянно шли споры по поводу оплаты и перебоев с поставками. В сущности именно ради этого Таджикистан так стремился развивать гидроэнергетику, что в свою очередь вызывало недовольство Узбекистана, которому вода нужна для выращивания хлопка – главного предмета его сельскохозяйственного экспорта. Несмотря на это недовольство, Таджикистан с помощью России все-таки завершил строительство Сангтудинской ГЭС-1 и сейчас строит Сангтудинскую ГЭС-2.

На фоне строительства Рогунской ГЭС, которое вновь стало возможным благодаря решению Ирана нарушить международное эмбарго на поставку в Таджикистан оборудования для этого экологически рискованного проекта, обнаруженные запасы газа могут в среднесрочной перспективе позволить Таджикистану стать региональным энергетическим экспортером и начать поставлять газ в Центральную и Южную Азию и даже в Китай.

Это скажется не только на региональном стратегическом энергетическом равновесии, но и в более широком масштабе. Перед нами хороший пример того, как в сложных системах сравнительно небольшие изменения могут приводить к изменению всего баланса в целом. При этом стоит заметить, что «Сарыкамыш» вряд ли останется единственным газовым месторождением, обнаруженным «Газпромом» в Таджикистане.

Д-р Роберт Катлер учился в Массачусетском технологическом институте и Мичиганском университете, занимался научной работой и преподавал в различных университетах Соединенных Штатов, Канады, Франции, Швейцарии и России. Сейчас он занимает должность старшего научного сотрудника в Институте европейских, российских и евразийских исследований Карлтонского университета (Канада) и дает частные консультации по ряду тематик.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.