Когда в мае 2005 года в узбекском Андижане по приказу авторитарного правительства президента Ислама Каримова были убиты сотни безоружных демонстрантов, Европа содрогнулась от ужаса. Европейский Союз ввел санкции, включая запрет на выдачу виз, и потребовал независимого расследования. Однако в политике шесть лет – это долгий срок, за который память успевает выветриться, а внимание - переключиться на более свежие новости.

Тем не менее, торжественная встреча, которую устроили на этой неделе в Брюсселе Каримову, упорному и нераскаянному нарушителю прав человека, стала для узбекского диктатора незаслуженным успехом, а для Евросоюза – свидетельством тревожной тенденции. Санкции, никогда не имевшие особого эффекта, были втихомолку отменены в 2009 году. Независимое расследование так и не состоялось. К ответственности за убийства никого не привлекли. А теперь на первый план вышли сугубо практические интересы ЕС и НАТО, связанные с маршрутами для снабжения войск в Афганистане и с узбекскими энергетическими резервами.

Председатель Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу (José Manuel Barroso) оправдывается по поводу встречи с Каримовым, утверждая, что в ходе переговоров, посвященных в первую очередь проблемам безопасности и энергетики, он твердо поставил перед узбекским президентом вопросы о правах человека и политических заключенных.

«Евросоюз придерживается политики выборочного, ограниченного, но всестороннего взаимодействия с Узбекистаном, - заявил Баррозу – Я поднял все ключевые для Европы вопросы, особенно вопросы о правах человека и фундаментальных свободах, лежащие в основе внешней политики ЕС. Я уверен, что именно здравая тактика двустороннего диалога, а не отказ от общения, может помочь Евросоюзу наиболее эффективным образом продвигать вперед единогласно поддержанную политику взаимодействия».

Трудно поверить в то, что европейские лидеры, особенно такой опытный политик, как Баррозу, действительно считают, что ограниченные демарши подобного рода, без ощутимых кар и стимулов, будут производить значительный эффект. Как можно ожидать, что Каримов, исключительно жесткий человек, начавший жизнь в детском доме под Самаркандом и ставший в 1990 году первым президентом постсоветского Узбекистана, всерьез обратит внимание на несмелое хныканье брюссельской бюрократии?

По мнению Эндрю Штройляйна (Andrew Stroehlein) из Международной группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group), более вероятно, что Каримов только порадуется избавлению от статуса международного парии. «Вы всех перехитрили и все переждали, и теперь международное сообщество склоняется перед вашей волей точно так же, как ваши собственные сограждане. Вы истинный мастер этой игры и образец для прочих игроков», - пишет Штройляйн в своем сардоническом комментарии, опубликованном European Voice.
Конфуз с Каримовым, безусловно, серьезен, однако для Брюсселя это не первый подобный случай. Схожие противоречия - как в рамках политики ЕС в целом, так и в рамках политики некоторых его членов, - недавно проявились, благодаря событиям в Тунисе, Белоруссии и Венгрии.

Проблема очевидна. Евросоюз должен решить, является ли он в первую очередь защитником универсальных ценностей и прав человека, которые, как утверждает Баррозу, «лежат в основе» его внешней политики, или же первостепенное значение для него имеют его коллективные стратегические интересы в областях безопасности, политики, экономики и коммерции, которые и будут в основном диктовать его действия во внешней политике. ЕС либо верит в свои основополагающие принципы – и предпринимает серьезные политические и военные меры в их поддержку, - либо этого не делает. Нельзя получить и то, и другое сразу.

Попытки Европейского союза заигрывать с Белоруссией закончились очевидной неудачей, когда режим президента Александра Лукашенко начал жестоко преследовать лидеров и сторонников оппозиции после состоявшейся в прошлом месяце пародии на выборы. После такого краха политики сотрудничества европейские лидеры начали рассуждать о некоем наборе ограниченных санкций в узбекском стиле, которые еще могут и не быть введены, и к которым Лукашенко с самого начала проявил пренебрежительное отношение.
Начавшееся в этом месяце восстание в Тунисе демонстрирует, как Брюссель и такие ведущие европейские страны, как Франция, поддерживая тунисский режим, осознанно игнорировали или преступно недооценивали серьезность нарушений прав человека, коррупции и невзгод, которые много лет переносил народ этой страны.

Эта близорукость также распространяется на нищету и репрессии, от которых страдают люди в других арабских странах - таких как Алжир, Египет и Иордания. Так как эти государства считаются дружественными Евросоюзу, на многое из происходящего в них Европа смотрит сквозь пальцы. Неудивительно, что, когда речь идет о государствах с еще большим масштабом злоупотреблений – таких как Китай или Россия, - достижения ЕС в области защиты прав человека выглядят еще более жалко.

Тем временем во входящей в Евросоюз Венгрии правительство фактически «закусило удила» и начало проводить в жизнь правые популистские меры, игнорируя свои обязательства члена ЕС и европейское законодательство. Жестких письменных возражений комиссара по информации Нели Крус (Neelie Kroes) против нового венгерского закона о СМИ, скорее всего, не будет достаточно. Могут потребоваться серьезные действенные меры.

Human Rights Watch, в своем ежегодном докладе, опубликованном на этой неделе, безжалостно препарирует увертки, которые Евросоюз выдает за следование принципам. «Демонстративная политика диалога и «сотрудничества», которую ЕС ведет в отношении репрессивных режимов, зачастую является лишь предлогом, чтобы ничего не делать в области прав человека, - утверждает исполнительный директор HRW Кеннет Рот (Kenneth Roth). – Наиболее вопиющий пример этой тенденции представляют собой пресловутые «конструктивные диалоги»». Между тем, репутация ЕС в мире держалась, в том числе, и на готовности бороться с нарушениями прав человека в его странах-членах, добавил Рот.

HRW признает важность диалога и сотрудничества. Однако в тех случаях, когда покончить со злоупотреблениями мешает нехватка политической воли, необходимы практические меры – такие как ограничение военной и финансовой помощи, карательные экономические санкции, требования привлечь виновных к ответственности. «Даже когда Евросоюз заявляет о своей обеспокоенности проблемами прав человека, его заявления часто не подкрепляются последовательной стратегией», - говорится в докладе.

Хороший пример последовательной позиции в области прав человека продемонстрировала помнящая о репрессиях своего коммунистического прошлого Польша, которая приняла ряд конкретных мер для помощи угнетенным гражданам соседней Белоруссии, не дожидаясь коллективных действий ЕС.

В числе этих односторонних шагов входили удвоение финансовой помощи организациям гражданского общества, отмена визового сбора для белорусских граждан, запрет на въезд для Лукашенко и высокопоставленных чиновников, поддержка двух независимых радиостанций и спутникового телеканала, транслирующего на Белоруссию новости без цензуры, и энергичное дипломатическое лоббирование жестких санкций в масштабе ЕС.

В принципе, причин, по которым каримовым и лукашенко этого мира должны сходить с рук их преступления, не существует. Однако, если ЕС серьезно настроен обуздать этих - и не только этих - нарушителей прав человека, ему следует прекратить увиливать. Он должен запастись моральной отвагой и быть готовым пойти на небольшое альтруистическое самопожертвование.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.