В последние годы за этим правозащитником в Ташкенте закрепилась стойкая слава возмутителя спокойствия, причем, как правило, на пикеты он выходит в одиночку, что на фоне массовых протестов в Тунисе и Египте выглядит несерьезно. Но сам пикетчик так не считает…

- Абдулло-ака, вы, как правило, выходите на пикеты в одиночку. Почему?

- Ответ простой: не хочу, чтобы кто-то, кроме меня, пострадал. А мне уже хуже не будет: судоисполнители в счет штрафов, которые мне присудили за проведение пикетов, описали все мое имущество, а совсем недавно, в январе, под давлением властей арендодателями были закрыты офис моей строительно-ремонтной фирмы «Бинокент плюс Файз» и шашлычная.

- Чего вы хотите добиться проведением своих пикетов?

- Прежде всего, я стремлюсь обратить внимание международного сообщества на творящиеся в Узбекистане правонарушения и побудить его повлиять на правительство нашей страны с целью их устранения.

Также я хочу довести до сведения правительства, что в стране далеко не все так хорошо, как пишут в местных газетах, принудить чиновников работать не на свой карман, а на народ. Я призываю то же правительство, наконец, начать борьбу с казнокрадством, коррупцией и воровством. И хочу убедить власть имущих, что людям надо дать право публично выражать свои мысли.

При этом я выступаю за строгое соблюдение законности и пикеты провожу также строго в соответствии с законодательством Узбекистана, в частности, заранее уведомляю Ташкентский городской хокимият о месте и времени их проведения.

- А есть ли толк от проведения одиночных пикетов?

- Я считаю, что если сто или даже всего десять жителей Узбекистана увидят человека, который, несмотря на жесткую позицию властей, не боится открыто протестовать против действий правительства, это уже хорошо. Это побуждает людей к мысли, что и в Узбекистане можно отстаивать свои законные права такими же цивилизованными методами, как это делается на Западе.

- На днях вы обратились через Интернет к правозащитникам и всему гражданскому обществу Узбекистана с призывом провести в каждой области, в каждом районе республики акции протеста.

При этом в вашем обращении прозвучали такие слова: «Чем мы хуже других стран,
например, Туниса, Египта, где народ взял власть в свои руки, и сам решает, как ему поступать и жить». Не означает ли это, что вы за «тунисский сценарий» в Узбекистане?


- Как оппозиционер, я не могу не поддерживать оппозицию Туниса и Египта. В то же время, тунисский и египетский народы имеют свой менталитет, а многонациональный народ Узбекистана - свой. Я очень ценю мир и стабильность, которые сейчас существуют на нашей земле, и категорически против каких-либо радикальных действий оппозиции. Но я за акции протеста, которые будут проводиться при строгом соблюдении законов.

- Абдулло-ака, планируете ли вы, как в 2007 году, выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах 2014 года, и, если да, то что вы сделаете первым делом в случае победы?

- Несомненно, я, как единственный оппозиционный политик, проживающий в Узбекистане, в 2014 году вновь буду пытаться пройти регистрацию в республиканской избирательной комиссии.

А если стану президентом, первым делом обращусь с призывом к чиновникам работать честно и справедливо, максимально повышу им, как и всем бюджетникам, зарплату. Ну а тех, кто продолжит и после увеличения зарплаты воровать и брать взятки, буду наказывать в соответствии с законодательством.

И, конечно же, издам указ об освобождении из заключения всех людей, которые осуждены по политическим и религиозным мотивам, призову вернуться в Узбекистан всех беженцев и оппозиционеров, которые сейчас вынуждены жить за границей.

- При этом вы не будете делать исключения и для исламских экстремистов?

- Когда я говорю об освобождении и возвращении, то имею в виду только тех людей, дела которых были сфабрикованы. Я против крови, поэтому против экстремистов и радикалов любого толка. Ничего хорошего Узбекистану они принести не могут.

- Абдулло-ака, как вы стали правозащитником?

- Не переношу несправедливости и нарушений закона. Может, потому, что в революцию у моего деда, бывшего очень богатым человеком, отобрали все принадлежащие ему магазины и земли. Поэтому еще в детстве я мечтал стать журналистом, чтобы предавать гласности все факты несправедливости. И всегда боролся за то, чтобы все было правильно, по закону.

А активным правозащитником я стал в 2004 году, когда начал выступать в качестве наблюдателя на процессах в уголовных и гражданских судах.

Справка “Uznews.net”:


Абдулло Тоджибой-угли родился в Ташкенте в 1950 году. Работал фотографом. Служил в армии на Дальнем Востоке в войсках ПВО. Закончил торговый техникум по специальности «технолог пищевого производства». Получил авторское свидетельство за изобретение сорта хлеба, насыщенного протеином, особенно полезного для детей.

В первые годы независимости Узбекистана занимался предпринимательской и новаторской деятельностью: ездил «челноком» в Турцию и Польшу, а полученную прибыль потратил на сбор линии собственного изобретения для производства компонентов комбикормов для скота и птицы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.