Нурсултан Назарбаев популярен. Все признают, что рейтинги президента Казахстана способны вызвать зависть у большинства демократически избранных лидеров. Согласно проведенному в прошлом году опросу, 89 % его соотечественников положительно к нему относятся, причем эти невероятные цифры соответствуют данным предыдущих опросов. Обычно это объясняется как его успехами в управлении экономикой богатой энергоресурсами центральноазиатской страны, так и тем, что его режим гарантирует отсутствие серьезной оппозиции.

Потому что, чтобы ни говорил сам Назарбаев, он – не демократ. После 19 лет, проведенных у власти, он совершенно не намерен никому передавать бразды правления. Фактически, его правление ограничено лишь сроком его жизни (и это объясняет, почему он неоднократно призывал казахстанских ученых изобрести эликсир бессмертия). И хотя имеющиеся у Казахстана запасы нефти и урана позволяют валовому внутреннему продукту на душу населения продолжать расти, в областях прав человека, свободы прессы и борьбы с коррупцией стране хвастаться нечем. Однако, сколь бы справедливо многие ни критиковали Назарбаева, приходится признать, что он принадлежит к особому подвиду автократических лидеров – к популярным диктаторам.

 В воскресенье Назарбаев переизбирался в президенты Казахстана. Ожидаемым образом, он опять одержал полную победу, набрав на сей раз 95,5 % голосов. Однако эту победу трудно назвать безупречной. Представители Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, которых Назарбаев пригласил наблюдать за выборами, отмечают случаи подбрасывания в урны фальшивых бюллетеней и двойного голосования.

И это подводит нас к загадке: зачем действительно популярным диктаторам заниматься на выборах открытым мошенничеством? Неужели Назарбаеву не хватило бы 70, 60 или 52 % голосов? Если он так популярен — еще раз повторим, судя по всему, это именно так— почему бы ему просто не победить старым добрым способом, что заставило бы замолчать изрядную часть критиков?

По-видимому, дать один исчерпывающий ответ на этот вопрос невозможно, и причины, вероятно, разнятся от диктатора к диктатору. Кому то нужно подтверждение того, что его поддерживает больше 90 % народа. Некоторым, возможно, трудно избавиться от дурных привычек. Наиболее современные из авторитарных режимов давно поняли, что 70 % - это новый вариант старых советских 99%.

В прошлом году я спросил об этом одного из советников другого популярного авторитарного лидера – премьер-министра Владимира Путина. Всем известно, что «Единая Россия», путинская правящая партия, играет нечестно. При этом рейтинги самого Путина нередко взлетают до верхних слоев стратосферы – и это тоже правда. Почему он не пользуется этим и не проводит честные выборы?

Мой собеседник дал мне интересный ответ: Путин просто не может это сделать. «Надо понимать, как работает механизм, - сказал он. – Путин никогда не говорит: “Обеспечьте столько-то процентов». Он даже говорил, что ему это не нужно. Какая разница Путину, наберет [кто-то] 50 % или 70%? 50% - это ведь все равно большинство. Его это и не волнует».

Проблема в том, что это волнует всех остальных. «Губернаторы и мэры всерьез этим озабочены, потому что это отражает их популярность. Вот они и прибегают к подобным методам», - объяснил он мне.
 
Другими словами, должностные лица уровнем пониже занимаются фальсификацией выборов, потому что боятся выглядеть хуже своих коллег. В условиях авторитарной системы у них есть серьезные стимулы заниматься подобными вещами, улучшая собственные результаты или результаты своего лидера. Те, кто считает, что при авторитаризме не бывает открытой конкуренции, неправы. Она есть, просто это конкуренция между чиновниками за расположение начальства, а не между диктатором и его предполагаемыми оппонентами.

Разумеется, это объяснение не оправдывает Путина или Назарбаева, создавших систему, в которой существуют именно такие стимулы. Однако стоит все же понимать, что по извращенной логике авторитаризма фальсификация выборов, прошедших в воскресенье в Казахстане, - не вина Назарбаева. Эти люди просто хотели его порадовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.