Курчатов, Казахстан – Прошло двадцать лет с момента распада Советского Союза, когда десятки тысяч солдат покинули свои посты на этом удаленном объекте в северо-восточной части Казахстана, и здесь все заметнее становится присутствие другой великой державы – США.

Министерство обороны Соединенных Штатов оплатило приобретение беспилотных летательных аппаратов, следящих за злоумышленниками, а также датчиков движения, подающих сигнал в момент, когда на запрещенную территорию проникает человек, лошадь или машина. Этот секретный проект нацелен на то, чтобы не допустить проникновения террористов на территорию, оставленную Советами, где в земле и в системе тоннелей хранятся материалы, использовавшиеся ими для проведения атомных испытаний. Среди прочего, там хранится плутоний и высокообогащенный уран, и западные ученые опасаются, что этот материал может быть использован для создания самодельного ядерного боеприпаса.

Для защиты этих материалов надо было выведать те секреты, которые бдительно охранялись на протяжении десятилетий. Россия с опаской делится архивными материалами об испытаниях советской эпохи; а Соединенные Штаты платят деньги за то, чтобы вывезти оружейный ядерный материал или обеспечить его сохранность. Казахстан предоставляет рабочую силу, но поскольку эта страна не является  ядерной державой, ее представителям запрещено знать, что именно они охраняют.

«Люди спрашивают меня, правильно ли мы поступаем, закрывая доступ в тоннели? – говорит генеральный директор Национального ядерного центра Казахстана Кайрат Кадыржанов. Этот центр отвечает за управление бывшим испытательным полигоном. «А я говорю, что не знаю, что там находится, и не имею права знать».

Граница Семипалатинского испытательного полигона находится в двух часах езды от ближайшего крупного города. Вокруг расстилается необозримая и однообразная степь серовато-коричневого цвета.

Стремясь лишить американцев монополии на ядерное оружие, Советский Союз в 1948 году выбрал эту территорию для испытания собственных вооружений. Местное население узнавало о взрывах лишь тогда, когда начинала дрожать земля, а на полках бренчала посуда. Спустя годы появились карты, на которых показано, в каких населенных пунктах оседал радиоактивный шлейф.

С распадом Советского Союза с полигона вывели от 20 до 30 тысяч военнослужащих, и там для охраны осталось всего 500 казахстанских солдат, говорит Кадыржанов.

С тех пор этот испытательный полигон, а точнее, оставшиеся там расщепляющиеся материалы и продукты деления, вызывают опасение у Соединенных Штатов. Проект осуществляется под завесой секретности, и исключения случаются крайне редко. В 2003 году казахстанские представители рассказали репортеру журнала Science об операции «Сурок», в рамках которой зараженная плутонием земля закрывалась двухметровым слоем железобетона, чтобы защитить ее от террористов, которые могли просто набрать ее, а затем использовать для изготовления «грязной» бомбы.

Официальные представители Министерства обороны и Госдепартамента от комментариев отказываются. Но опубликованные в прошлом году сайтом WikiLeaks материалы показывают, насколько безотлагательными являются усилия «по недопущению попадания остатков ядерных веществ в руки террористов», как заявил в 2009 году высокопоставленный  представитель Министерства обороны. Этот проект называют «самым важным» в числе всех финансируемых США проектов по обеспечению сохранности и безопасности ядерных материалов на территории бывшего Советского Союза.

Когда наземные испытания были запрещены, Советы взорвали 295 ядерных боеприпасов в 181 тоннеле в горах Дегелен, о чем свидетельствует исследование, проведенное в прошлом году казахстанским Институтом радиационной безопасности и экологии. Каждый взрыв поглощал от 1 до 30% расщепляющихся материалов, а оставшаяся их часть смешивалась под землей с осколками и расплавившейся породой, говорится в исследовании.

С приходом к власти президента Обамы отношение к обеспечению безопасности объекта «радикально изменилось», и американские представители потребовали ускорить работы на полигоне в пять раз, говорит Кадыржанов. Тем временем Россия, которая, по его словам, долгие годы отказывалась предоставлять документы о полигоне, начала проявлять большую сговорчивость.

«Опасность того, что Россия что-то скрывает от нас, уменьшилась», - заявил Кадыржанов.

С распадом Советского Союза на границах Семипалатинского полигона, таящего в себе радиоактивную опасность, воцарилась нищета и хаос.

Работы на полигоне были прекращены настолько неожиданно, что одно из ядерных устройств, опущенное в тоннель в рамках подготовки к испытанию, так и оставалось там невзорвавшимся до 1995 года, когда техникам удалось уничтожить его без создания ядерной реакции. Об этом сообщил Национальный ядерный центр Казахстана.

Между тем, огромная территория полигона осталась без охраны, и сборщики металлолома прочесывали тоннели в поисках медной проволоки, чтобы продать ее китайским посредникам. По словам директора отдела обучения и информации ядерного центра Юрия Стрильчука, примерно 10 человек умерли после того, как забрались в тоннели и надышались радиоактивным воздухом.

На начальном этапе проблема казалась вполне решаемой. В 1999 году сенатор-республиканец из Индианы Ричард Лугар объявил, что в рамках финансируемых США работ замуровываются последние туннели. Но местные охотники за металлом с помощью бульдозеров и взрывчатки вскрыли их, в некоторых случаях удалив 50-метровые пробки из железобетона, говорит Кадыржанов. К 2004 году 110 из 181 тоннеля были вновь открыты, о чем свидетельствуют данные Национального ядерного центра.

«Менталитет советского человека изменился, - рассказывает Кадыржанов. - Если 50 лет назад он видел колючую проволоку или бетонный забор, то уходил прочь. Но сейчас все наоборот – он взбирается на забор, чтобы посмотреть, что там внутри».

Начавшиеся после этого работы были более срочными, более дорогостоящими и более секретными. Отчасти это было вызвано возникшими после 11 сентября 2001 года опасениями, что радиоактивные материалы могут быть использованы для создания грязных бомб. В 2004 году занимавший тогда должность президента Владимир Путин встретился с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, чтобы обсудить вопрос о передаче дополнительных архивных материалов из России.

К 2009 году американские представители усилили давление на своих казахстанских партнеров, чтобы завершить работы по закрытию тоннелей в двухлетний срок. В одной из телеграмм отмечалось, что существует значительная неопределенность  относительно сроков сотрудничества трех стран.

Один из наиболее болезненных вопросов заключается в том, что проанализировав остатки взрывов, ученые смогут определить состав самих взрывных устройств. В последние годы Советы проводили взрывы чрезвычайно высокой эффективности, когда поглощалась необычайно большая часть расщепляющегося материала. И русские в связи с  этим опасаются, что американские ученые могут раскопать тоннели, отмечает Кадыржанов. Да и террористы могут попытаться узнать эти технологии, добавляет он.

«Главный секрет бомбы это состав заряда, - говорит он. – Я могу взять образец и сделать вывод о составе».

По словам Кадыржанова, сейчас бетоном заполняют сами полости тоннелей, где содержатся остатки плутония, чтобы было «легче создать плутоний с нуля на атомной станции», чем извлекать его.

«Например, плохой человек становится президентом Казахстана после Назарбаева и говорит: «Я хочу извлечь плутоний из этого заряда», - рассказывает Кадыржанов. – Ему придется работать очень и очень долго и упорно. Мы закрываем эти тоннели, чтобы для будущих поколений извлечь оттуда материалы было практически  невозможно».