Если у Рахимжана Махатова и были радикальные склонности, то он их хорошо скрывал. До того, как казахстанские власти объявили о том, что 25-летний мужчина совершил первый в стране теракт на прошлой неделе, он был заурядной личностью. Теперь, после этого теракта и другого взрыва, прогремевшего в столице, он и те, кто оказывал на него влияние, оказались под тщательным изучением.

В последнее время Махатов работал в банке и нефтяной компании. В своем родном городе Актюбе, который является промышленным городом с населением в 300 тыс. человек, расположенным на северо-западе Казахстана, его знали как человека с хорошими манерами, любящего музыку.

Он вырос в уважаемой семье. Отец был полковником милиции, мать – врачом. Он окончил университет, где изучал экономику. «Махатов был победителем музыкальных конкурсов «Айналайын» и «Жас канат», и всегда получал хорошие отметки в школе», - говорит учитель по музыке в школе искусств «Казангап» Биязы Сарина. Соседи Махатова говорят, что они были шокированы, услышав, что Махатов стал первым террористом-смертником Казахстана.

Но другие, учитывая политическую и экономическую ситуацию в регионе, говорят, что обвинения в религиозном экстремизме вполне возможны.

Религиозно консервативный регион

Несмотря на то, что в западном Казахстане много нефти, обычному гражданину от этого мало что достается. Данный регион считается одним из самых религиозно консервативных регионов страны. И Махатов - не единственный местный житель, имевший связи с религиозными экстремистскими группами.

Генеральная прокуратура в своих официальных комментариях, озвученных 17 мая по поводу теракта террориста-смертника в Актюбе, заявила, что Махатов совершил теракт в региональном отделении Комитета национальной безопасности, «чтобы избежать ответственности за преступления, которые он совершил, являясь членом организованной преступной группировки». Больше никаких подробностей представлено не было.

Официально, власти не считают это происшествие терактом. Однако они говорят, что Махатов и его жена были членами подпольной религиозной экстремистской группировки. Этот факт также вызывает беспокойства относительно того, что вид экстремистского насилия, который не является редкостью в других странах Центральной Азии, возможно, дошел и до Казахстана.

Оппозиционный деятель и уроженец из западного Казахстана Жасарал Куанышалин говорит, что теракт проливает свет на социальную несправедливость в регионе, ставшую причиной недавних акций протеста. «Будем надеяться на то, что случай с Махатовым не был терактом», - говорит Куанышалин. - Но если власти страны на самом деле хотят предотвратить любые чрезвычайные и отчаянные акты протеста в будущем, им следует пересмотреть свою политику».

Социальная несправедливость

Большая часть месторождений нефти расположена на западе Казахстана. Примерно 150 млрд. долларов США в виде иностранных инвестиций в энергетический сектор страны привел к некоторому процветанию, однако такие критики правительства, как Куанышалин, утверждают, что рядовые граждане продолжают бороться с бедностью.
«Обычные люди могли бы жить лучше, но они остались ни с чем», - говорит он. «Богатство нашей страны служит только интересам президента Нурсултана Назарбаева и его клана, его семьи и его дочерей. Природные богатства принадлежат народу. Люди у власти – в прошлом все коммунисты – унаследовали это богатство, они просто разграбили богатство страны. Если по Конституции власть принадлежит народу, тогда почему же страдают люди? Почему они должны требовать и заявлять о своих правах и интересах такими отчаянными мерами, забастовками и демонстрациями, которые, в свою очередь, моментально подавляются властями?»

Хотя руководство страны не желает проводить какую-либо связь между недовольством в регионе и терактом Махатова, местные сплетни и СМИ изобилуют предположениями и слухами. Местная газета «Диапазон» называет инцидент терактом, и ссылаясь на неназванные источники, сообщает, что подпольная организация, с которой был связан Махатов, якобы планирует совершить другие теракты в будущем. Родственники Махатова из Актюбе рассказывают казахской службе радио «Свобода», что в прошлом месяце его и нескольких других членов подпольной организации задержали на некоторое время. Как рассказывают родственники, правоохранительные органы провели обыск в доме Махатова, после чего он был задержан. Спустя несколько дней Махатов и двое других мужчин были освобождены при условии, что они не будут покидать город, говорят родственники.

Махатов жил со своей женой Мирамгуль, с тремя дочерьми в двухэтажном доме своих родителей в пригороде Актюбе.

Нет ничего лучше родного дома

Жена Махатова Мирамгуль была арестована после теракта, и некоторые родственники обвиняют ее в том, что она изменила жизнь Махатова. Как рассказывают родственники, жизнь Махатова изменилась примерно четыре года назад, когда он встретил Мирамгуль - уроженку села Шубаркудук Актюбинской области, работавшую в магазине.
По словам родственников, Мирамгуль согласилась выйти за него замуж при условии, что ее будущий муж станет набожным мусульманином. Из-за этого он бросил музыку, а некоторые предполагают, что он, в конце концов, присоединился к той же самой подпольной религиозной организации, членом которой якобы была его жена.

Другие, в том числе соседка, отказавшаяся назвать свое имя, говорит, что Махатов несколько лет назад начал ходить на молитвенные собрания. Но она говорит: «Я никогда не видела, чтобы в их доме проходили какие-либо религиозные собрания».

Очевидно одно - репутация западного Казахстана как самого религиозно консервативного региона страны укрепляется. Свидетельством тому является растущее количество молодых девушек-студенток, одетых в исламскую одежду. Также увеличилась численность молодых мужчин, посещающих молитвы в мечети.

За последние годы в регионе были задержаны десятки мужчин за предполагаемые связи с такими экстремистскими группами, как движения салафитов и вахабитов. В сентябре 2009 года шесть членов запрещенной исламской группировки из Актюбинской области были признаны виновными в организации терактов и приговорены к 10-17 годам тюремного заключения. Российские власти и СМИ заявляли, что боевики из западных регионов Казахстана сражаются вместе с исламскими боевиками в Северном Кавказе.

Опасения о том, что регион может стать «нерестилищем» для экстремизма, были настолько велики, что в Актюбинский район отправили группу религиозных чиновников и имамов. Они должны были встретиться со студентами и обсудить с ними вопросы религиозной и национальной безопасности. Они призывали молодежь не смешивать истинные религиозные ценности с экстремистскими идеями.

Теперь, спустя всего недели, прогремел еще один взрыв – на этот раз у главного здания Комитета национальной безопасности в Астане. Этот инцидент требует безотлагательного рассмотрения вопроса о возможной террористической угрозе, а также усиливает страхи о том, что террористы теперь взяли курс на «казахские мишени».

 

Перевод: Zpress